Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


Становление независимости Монголии. Деятельность Унгерна

158902
знака
0
таблиц
0
изображений

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Р.Ф.

Калужский государственный педагогический университет

им К.Э. Циолковского

Кафедра всеобщей истории

ДИПЛОМ

 

Становление независимости Монголии.

Деятельность Унгерна

Дипломная работа

Калуга 2007


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1 Идеология барона Унгерна

§ 1 Начало военной карьеры Унгерна

§ 2Проблемные аспекты идеологии барона Унгерна

§ 3 Идея создания Центрально-Азиатского государства

Глава 2 Вторжение Унгерна в Монголию

§ 1 Захват Унгерном Урги

§ 2 Разгром Китайских войск в Халхе

Глава 3 Походы Унгерна в Советскую Сибирь и ДВР

§ 1 Причины походов

§ 2 Первое наступление и первое отступление

§ 3 Ввод частей Красной Армии и НРА ДВР в Халху

§ 4 Причины заговора против Унгерна

§ 5 Суд над Унгерном

Заключение

Библиография


Только люди лично знавшие Романа,

Могут объективно оценить его поступки.

Одно можно сказать, что он не такой как все…

Из воспоминаний барона

Альфреда Мирбаха.

Введение

Гражданская война полыхавшая на необъятных российских просторах ,весной 1921г.докатилась до диких степей Монголии. В течение первой четверти XX в. Монголия была своеобразным перекрёстком интересов государств и отдельных личностей. Китай стремился вернуть утраченное господство, Советская Россия – установить пролетарскую гегемонию, а Япония уже тогда всерьёз подумывала о мировом владычестве.[1]

Огромное феодальное государство было лакомым куском для большевистской власти, а «призрак коммунизма» и мировой революции, казалось, стал осязаемым для кремлёвских руководителей. Несмотря на то, что масштабы сражений и численность противоборствующих сторон значительно уступали таковым на Урале, в Сибири и Забайкайле, здешним,

небольшими, по европейским меркам, воинским соединениями командовали весьма колоритные личности. Регулярной 5-й Красной армией и войсками Дальневосточной республики противостояла так называемая Азиатская дивизия под командованием Романа Фёдоровича Унгерна - Штернберга – немецкого барона, русского генерала и монгольского князя. Потомок немецких крестоносцев барон Унгерн пытался воссоздать древнюю империю Чингисхана, а коренной монгол Сухэ – Батор своей деятельностью способствовал триумфу социалистической идеологии, не имеющей к реалиям его родины практического никакого отношения.[2]

В наше время растет интерес к личностям, игравших значительную роль в событиях начала ХХ века. Барона Унгерна можно отнести к таким личностям. Его образ не однозначен, его либо очерняли, выставляя полным сумасшедшим, либо наоборот возносили, восхваляя его как прирождённого воина. Поэтому необходимо взглянуть на эту личность с беспристрастной стороны, не осуждать и восхвалять его, а, оценивая только его поступкам и мысли которые стоят мыслям которые стоят за его делами.

Тема достаточно актуально в наше время т.к. растёт интерес к этой загадочной и неоднозначной личности сыгравшей противоречивую роль в истории Росси и Монголии. Можно выделить следующую цель, которую я ставлю в своей работе:

Это осветить не только деятельность Барона Унгерна, но и дать оценку его личным качествам, раскрыть внутренний мир, показать, что стояло за его действиями, ненормальная страсть больного человека, или продуманные действия блестящего стратега, а также привести разные точки зрения нескольких авторов по наиболее спорным вопросам.

В данной дипломной работе я ставила перед собой следующие задачи:

Это, во-первых: раскрыть основные моменты биографии барона Унгерна.

Во-вторых, исследовать его основные военные операции, в частности это походы Унгерна в Монголию, и Советскую Россию.

В-третьих, раскрыть основные моменты его идеологи взглядов т.к. именно они лежала в основе всех его планов и действий.

 

Источники

Об Унгерне написано немало работ, как советскими исследователями, так и историками белой эмиграции.

Немалый интерес представляют книги воспоминаний. Среди них - книга Ф.Оссендовского « И звери, и люди, и боги». Впервые она вышла в 1922г. в Лондоне, а в 1925г. Была опубликована на русском языке. Её автор был министром финансов в правительстве Колчака. После разгрома армии Колчака Оссендовский, бежал и временно находился на территории Монголии, где и встретился с Унгерном. Он показывает Унгерна человеком чрезвычайно жестоким, погубившим много человеческих жизней, называет его «проклятым демоном войны».[3]

Шумяцкий Б.З.был уполномоченным Народного Комиссариата иностранных дел РСФСР в Сибири и Монголии, воевал лично с Унгерном. Именно он сформулировал некоторые характеристики Унгерна в своей книге «Народы Дальнего Востока», которые легли в основу всей советской историографии об этом белом генерале. И с этого времени вся советская историография стала называть Унгерна «Японским наймитом», действовавшим в интересах Токио.[4]

Воспоминания Д.П.Першина «Барон Унгерн, Урга и Алан-Булак» содержат ряд интересных сведений о положении в Урге до и после её захвата Унгерном, а также о самом Унгерне. Першин был с 1925г. - управляющий Монгольским Национальным банком в Урге. в Нём некоторую жестокость. Унгерн импонировал Першину, прежде всего тем, что является стойким и способным борцом против большевиков и советской власти.[5]

В 1934г. В Шанхае были опубликованы воспоминания адъютанта начальника Азиатской конной дивизии А.С Макеева под заголовком «Бог войны - барон Унгерн». В книге кратко освещается история дивизии, начиная с выхода её из Даурии и кончая поражением Унгерна и его пленением. Дается справка о роде Унгернов-Штернбергов, показаны битвы за Ургу, исключительна храбрость барона, его свирепость и жесткость, особенно по отношению к большевиками евреям. Описывается зверства приближенных барона-Сипайлова, Бурдуковского, Безродного и других палачей. Автор пишет, что Унгерн постепенно превратился в маньяка и вся дивизия подняла бунт против него. Сам Макеев активно участвовал в заговоре против Барона.[6]

Так же из книг воспоминаний хотелось бы выделить К.К.Байкалова, К.Носкова, А.В.Бурдукова. Байкалов - храбрый и опытный командир Красной армии, который вёл военные действия против есаула Кайгородова, союзник Унгерна в Западной Монголии. Носков - поручик, начальник осведомительного отдела белогвардейского отряда Кайгородова. Автор осуждает Унгерна и его ближайших сподвижников, которые вовлекли в кровавые события в Монголии многих российских беженцев. В книге Бурдукова содержится интересный материал о борьбе монголов с белогвардейским отрядами в Западной Монголии.[7]

Так же использовались сборники документов[8]В них отражалась довольно широкая проблематика: деятельность Унгерна, а также красных монголов, современная борьба красных монголов и частей Красной армии против

Унгерна, монгольская политика советского правительства и Коминтерна в период пребывания Унгерна в Монголии и его походов оттуда в советскую Сибирь и ДВР.

По этой теме есть большой пласт, в и архивных документов, к сожалению, они для меня недоступны, но на них основываются ключевые монографии по теме Белов Е. «Барон Унгерн фон Штенберг» М.,2003; Юзефович Л.Самодержец пустыни. Сайт http://www.militera.lib.ru; Цибиков Б. «Разгром Унгеровщины». Улан-Удэ,1947[9]

Наиболее важными документами считаются письма Унгерна князьям и высшим ламам Внешней и Внутренней Монголии, Барги, военным Губернаторам Хэйлунцзяеской (Цинской) провинции и Алтайского округа, руководителям белогвардейских отрядов в Монголии и Синьцзяне, казахам, мусульманам Синьцзяна, своим агентам в Маньчжурии и Пекине. Важнейшими документами являются протоколы допросов пленного Унгерна. Допросы производились:27 августа 1921г. В Троицкосавске в штабе Экспедиционного корпуса 5-й армии,1и 2 сентября в Иркутске в штабе 5-й армии,7 сентября в Новониколаевске (Новосибирске) в штабе Сибирского военного округа.

 

ИСТОРИОГРАФИЯ

Барон Унгерн фон Штенберг (1887-1921)-неординарная, яркая личность. Храбрый офицер, жестокий генерал, убежденный противник революций, враг большевиков и евреев, яркий монархист, бессребреник и мистик. Его имя неразрывно связано с Монголией, северную часть которой он завоевал в 1921г., выбил оттуда китайские войска и восстановил на троне главу монгольской ламаистской церкви Джебцзун-Дамба-хутухту VII.[10]

Об Унгерне написано немало работ, как советскими исследователями, так и историками белой эмиграции. Самой значительной работой в советской историографии о белогвардейском бароне является монография Б.Цибикова «Разгром унгеровщины», изданная в 1947г. в Улан-Удэ. В монографии охвачен широкий круг вопросов: положение во Внешней Монголии накануне прихода туда Унгерна, походы последнего в Халху и из Халхи в советскую Сибирь и ДВР, причины поражения «унгеровщины другие. Книга содержит интересный фактический материал, в том числе архивный. Однако над всем этим материалом довлеет концепция: Унгерн –«прямой агент японского империализма», «унгеревщина», выполняла «социально-политический заказ»империалистических кругов Японии.[11]

В небольшой монографии А.Н.Кислова «Разгром Унгерна» исследуются в основном на архивных материалах, боевые действия 5-й Краснознамённой армии против войск Унгерна после их вступления в конце мая – начале июня 1921г. в Советскую Сибирь и ДВР.[12]

В1993г.Л.Ю.Юзефович издал документальный роман об Унгерне «Самодержец пустыни», который читается с большим интересом, автор впервые в нашей литературе выразил сомнение в том, что Унгерн является агентом Японии. Вслед за Юзефовичем С.К.Рощин в статье «Унгерн в Монголии» назвал «известной натяжкой «утверждение советских историков о том, что Унгерн был ставленником японского империализма.[13]

В капитальной монографии С.Г.Лузянина «Россия – Монголия – Китай в первой половине XX В.» анализирует ряд событий, связанных с пребыванием Унгерна в Монголии и борьбой Советской Росси с ним. Вот одно из интересных заключений автора: «Унгерн, устранив Китай из Монголии, превратил её в потенциальную «зону» для российской гражданской войны. Советское руководство теперь могло ориентировать свою монгольскую политику не только на цели освобождения монгольского народа от китайского и унгеровского режимов, но и уничтожение классового врага на чужой территории, расширяя, таким образом, революционной плацдарм на Востоке»[14]

Академик Б. Ширендыб в 50-70-хгодах написал ряд книг о Монгольской народной революции1921года. Важной составной частью этой революции была борьба красных монголов, при поддержке Советской России, против Унгерна. Поэтому в книгах Ширендыба Унгерн занимает большое место.[15]

Так же нельзя не отметить книгу Е.Белова «Барон Унгерн фон Штернберг» Биография. Идеология. Военные походы1920-1921гг.Аврот применяет широкий источниковедческий материал, пытается проследить весь жизненный путь барона, дать оценку го поступкам.[16]

Барон Унгерн фон Штернберг - личность, несомненно, незаурядная и загадочная, до сих пор притягивающая интерес историков. С ним ясно все, и одновременно непонятно ничего. Вся советская, а затем практически вся постсоветская история в вопросе о бароне Унгерне фон Штернберге основывалась (и основывается) на мифах, авторами которых были господа товарищи Шумяцкий (уполномоченный НКИД в Сибири и Монголии и член Реввоенсовета 5-й Краснознаменной армии) и Е.Ярославский (Губельман) (в 1921 г. член Сибирского бюро РКП (б), обвинитель на судебном процессе против Унгерна, в дальнейшем, с 1939 г., академик АН СССР - историк партии большевиков и атеизма).[17]

Миф первый: "Барон был сумасшедший маньяком".

Если говорить серьезно, то окончательный диагноз барону мог бы поставить только психиатр, а этого никто из медиков даже заочно не пытался сделать. Это по обывательским меркам он был сумасшедший, но сумасшедший ровно настолько, насколько им мог быть человек, который провел на войне почти 6 лет, каждый день, сталкиваясь со смертью, грязью и кровью. [18]

По мнению Юзефовича, скорее всего, можно говорить о глобальной переоценке ценностей, связанной с воздействием войны, под влиянием падения традиционного уклада жизни общества, когда человеческая жизнь потеряла ценность, а понятия добра и зла получили иной оттенок.[19]

В таком случае барон был продуктом своего времени и обстоятельств (более подробно процесс такой переоценки ценностей показан в фильме Ф. Копполы "Апокалипсис наших дней"). Все поступки барона (обет трезвости и введение сухого закона накануне выступления в поход на Ургу, дипломатичность, умелое использование обычаев монголов и китайцев, принципы идеологии) говорят о наличии трезвого рассудка.[20]

Белов полагает, что Унгерн был необычной личностью (отчаянно храбрый, неординарно мыслящий, обладающий огромными знаниями в области религий и культов, философии, обладающий практически неограниченной властью и при этом абсолютно бескорыстный), большим идеалистом (а как показал XX век, за большими идеями всегда следовала большая кровь) и поэтому вызывал сомнения в своей адекватности среди окружавших его людей, зачастую отбросов общества, живущих весьма примитивными понятиями. [21]

Юзефович в своих работах касается вопроса кровожадности и жестокости барона, то ответ можно искать в его же словах: "против убийц у меня есть только одно средство - смерть". К тому же Унгерн ничем не отличался от других идеалистов первой половины прошлого века (Ленин, Троцкий и Гитлер) в стремлении перевоспитать людей, вырастить "новую расу", а тех, кого перевоспитать уже было нельзя, следовало уничтожить (что значит какой-то там отдельный человечек или несколько тысяч по сравнению с глобальной идеей?). Это уже лежит в области психологии и социологии, но не психиатрии.[22]

Все поступки барона, его мистицизм, создание легенд о героических предках и поиск истины на Востоке (что очень модно и в наше время) говорят не о сумасшествии, а о незрелости его личности и стремлении заполнить чем-то внутреннюю душевную пустоту.

Миф второй: "Барон был японским шпионом".

По этому предположению Цибиков считает, что возможно, атаман Семенов был подкуплен японцами (что тоже весьма сомнительно и никем не доказано), однако в отношении Унгерна данный тезис явно придуман советскими чекистами с целью еще более опорочить личность одиозного барона.[23]

В ОГПУ-НКВД-МГБ очень любили предъявлять подобные обвинения полагает Цибиков. По воспоминаниям очевидцев, в Конно-Азиатской дивизии Унгерна никто не имел права давать советы Унгерну под страхом быть исполосованным ташуром в самом лучшем случае. Наиболее "наглых" советчиков ждала смерть.[24]

Даже военный совет командиров дивизии впервые был собран лишь накануне второго штурма Урги. Находившийся в составе Конно-Азиатской отряд японских добровольцев еще не означает, что Унгерн был "японским наймитом".[25]

Кислов в своей работе, по этому вопросу приводит следующее мнение: «До определенного момента Японии действительно были выгодны военные операции Унгерна, направленные на изгнание китайских войск из Монголии.

Однако вряд ли бессребреник Унгерн думал о службе в интересах Японии. Его планы простирались гораздо дальше, он мыслил совершенно другими категориями. Сама же дивизия комплектовалась по добровольческому принципу, и поступить в нее мог каждый.»[26]

Миф третий: "Барон был белогвардейским генералом".

Рощин в своей статье «Унгерн, а Монголии» говорит о следующем: «Белой гвардией" первые добровольцы стали называть себя лишь в противовес "Красной гвардии". Как бы то ни было, под Белым Движением в истории принято называть антибольшевистские силы, лозунгом многих из которых, но не всех было восстановление "Единой, Неделимой Великой России", православная вера и борьба с большевиками».[27]

Да и сейчас упоминание барона современными историками среди генералов Белого Движения бросает тень на знамя Белой борьбы. Ведь ни в одной из белых армий насилие не было официально поощряемо лидерами, и было лишь проявлением жестокости отдельных личностей, а барон Унгерн массовое насилие и убийства по национальному или политическому принципу возвел в ранг официальной доктрины, так же, как и большевики.[28]

У Белова есть следующее мнение: «Был ли Унгерн антибольшевистским лидером - да, но отнюдь не белогвардейским. Он никогда не заявлял о том, что признает Деникина или Колчака, а над последним, по свидетельству соратников постоянно посмеивался. Кроме того, лозунг Белого Движения - "За Единую, Неделимую Великую Россию", как и целый ряд деятелей антибольшевистских сил Унгерн также отрицал. Его устремления лежали в иной плоскости - создание "Ордена военных буддистов", борьба с растлением Запада (упадком белой расы), восстановление монархий - в Монголии, Китае, России и, как конечная цель, создание Срединной Империи во главе с монгольским ханом.[29]

При этом в состав Империи должны были войти обширные земли русского Дальнего Востока, Сибири, Средней Азии, народ не способен самоорганизовываться". Унгерн подчеркивал, что "он нее2-русский патриот". Кроме того, Унгерн, бывший от рождения протестантом, объявил себя буддистом и принял монгольское подданство.[30]

Многие могут возразить, ссылаясь на то, что барон Унгерн признавал свою подчиненность атаману Семенову - а он, дескать, был настоящим белогвардейцем. Действительно, 4 января 1920 г. (по новому стилю) Верховный Правитель России адмирал А.В. Колчак назначил атамана Семенова Главнокомандующим всеми вооруженными силами и походным атаманом всех казачьих войск в Восточной Сибири и Дальнем Востоке. Но до этого момента Семенов не признавал Колчака Верховным, не послал ни одного солдата на противобольшевистский фронт, не забывая при этом грабить колчаковские эшелоны. Сам же Унгерн попадавшихся ему колчаковских офицеров зачастую ставил к стенке мобилизовывал всех бывших русских подданных). О Семенове на допросе Унгерн сказал следующее: "я признавал Семенова официально только для того, чтобы оказать этим благоприятное воздействие на войска".[31] В октябре 1920 г. командующий Дальне-Восточной Русской армией генерал Вержбицкий (сам Семенов был главковерхом) издал приказ: "Начальник Партизанского отряда генерал-майор Унгерн, в последнее время, не соглашаясь с политикой Главнокомандующего атамана Семенова, самовольно ушел с отрядом к границам Монголии, в район юго-западнее г. Акши, почему генерал-майора Унгерна и его отряд исключить из состава вверенной мне армии".[32] Можно спорить, начал ли Унгерн свой первый поход на Ургу с тайного благословения атамана Семенова, или нет, но формально с этого момента Унгерн уже не подчинялся Семенову, и стал полностью самостоятельным командиром отдельной армии. Сам Унгерн по этому поводу сказал на допросе: "Семенов не давал мне деньги, а раз не давал, то и не мог командовать"[33]

Миф четвертый: "Барон был диктатором Монголии".

Ширендыб считает весьма сомнительное утверждение. Барон, по его словам, лишь боролся за восстановление всех свергнутых монархий". После того, как Богдо-хан вновь воцарился на престоле в Халхе, Унгерн благоразумно не стал вмешиваться в его политику, а занялся подготовкой следующего этапа своего грандиозного плана - похода в Китай с целью восстановления династии Циней.[34]

Когда в начале марта 1921 г. Богдо-хан формировал правительство Автономной Внешней Монголии (Халхи), Унгерна даже не было в Урге, он был в походе на юге, где участвовал в битве под Чойри-Сумэ. Унгерн лишь потом был назначен Главнокомандующим вооруженных сил Халхи.[35]

То, что для вербовки монголов-добровольцев в ряды Конно-Азиатской

Унгерн использовал, как бы сказали сейчас, PR-акции, еще не означает, что он обладал диктаторскими полномочиями. Настоящая же мобилизация монголов происходила не по приказу барона, не им лично и не в ряды Конно-Азиатской дивизии.[36]

Приняв из рук барона независимость, монгольские князья быстро забыли о какой бы то ни было благодарности. Планы похода в Китай провалились, в дивизии началось разложение, вызванное бездействием, возникла реальная угроза со стороны монголов, и у барона не оставалось другого выхода, как выступить против ДВР. Безусловно, война с большевиками была в планах Унгерна, но планировал он эту войну на более поздний срок.[37]


ГЛАВА 1 ИДЕОЛОГИЯ БАРОНА УНГРЕНА

§1 Начало военной карьеры Унгерна

Биография Унгерна также полна загадок и противоречий, как и сам барон.

Предки барона поселились в Прибалтике в XIII веке и принадлежали к Тевтонскому ордену.[38]

Роберт-Николай-Максимилиан Унгерн фон Штернберг (в дальнейшем Роман Федорович) родился по одним сведениям, 22 января 1886 г. на острове Даго (Балтийское море), по другим - 29 декабря 1885 г. в г. Граце, Австрия.

Отец Теодор-Леонгард-Рудольф, австриец, мать Софи-Шарлотта фон Вимпфен, немка, уроженка Штутгарта. [39]

Роман учился в Николаевской гимназии г. Ревеля (Талин), но был исключен за проступки. После этого, в 1896 г., мать отдала его в Морской кадетский корпус в С-Петербурге.[40]

После начала русско-японской войны 17-летний барон бросил учебу в корпусе и поступил вольноопределяющимся в пехотный полк. За храбрость в боях получил светло-бронзовую медаль "В память русско-японской войны" и звание ефрейтора.[41]

После окончания войны умерла мать барона, а он сам поступил в Павловское военное училище в С-Петербурге. В 1908 г. барон выпускается в 1-й Аргунский полк Забайкальского казачьего войска. Приказом от 7 июня 1908 г. ему присвоили звание "хорунжий". [42]

В феврале 1910 г. Унгерн переведен в Амурский казачий полк в Благовещенске командиром команды разведчиков. Участвовал в трех

карательных экспедициях по подавлению бунтов в Якутии. Неоднократно дрался на дуэлях.[43]


Информация о работе «Становление независимости Монголии. Деятельность Унгерна»
Раздел: История
Количество знаков с пробелами: 158902
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
67930
5
0

... Правовой статус и функции Банка Монголии определены в законе "О Центральном Банке" и утверждены Великим государственным хуралом Монголии (аналог Парламента). Центральный банк Монголии отвечает за реализацию государственной денежно-кредитной политики Монголии[14] . Его основными задачами являются обеспечение стабильности национальной валюты (Монгольский тугрик) и содействие сбалансированному и ...

Скачать
272115
0
0

... влиятельным метарассказам, транслируемым и одновременно воспринимаемым, как к причине и цели структурирования индивидуального сознания.2. Неомифологизм и концепция пустоты в романе «Чапаев и Пустота» 2.1 Неомифологизм как элемент структуры романа «Чапаев и Пустота» В романе В. Пелевина «Чапаев и Пустота» используется более традиционный подход к романному конфликту, то есть система образов не ...

Скачать
534689
13
0

... платы. 4.Расширение общественных фондов потребления снижало заинтересованность личности в результатах своего труда. 1 В Полном собрании сочинений В.И.Ленина нет никаких высказываний, о которых говорит И.В.Сталин. В.Н. Гузаров и Н.И. Гузарова Курс лекций «История России: 1861-1995 гг. Томск - 1999Глава 1. Введение к курсу «Истории России» Территория современной России, огромной страны, ...

Скачать
525689
7
16

... но просто не хочу этого делать. Мэнли П.Холл, масон 33-й степени посвящения, возможно один из самых авторитетных в этом вопросе, писал в своей книге “Тайная Судьба Америки”: “Более чем ТРИ ТЫСЯЧИ ЛЕТ (акцент автора) тайные общества трудились над созданием фундамента знаний, необходимых для установления цивилизованной демократии среди наций мира...все это продолжается... и они все еще существуют ...

0 комментариев


Наверх