Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


 Калининградский Государственный Технический Университет

Кафедра экономика и предпринимательство

Курсовая работа по рынку ценных бумаг

Тема: «Финансово-промышленные группы

на рынке ценных бумаг в современной России»

Курсовая работа

 принята с оценкой

___________________

Научный руководитель

Макарова Г. К.

 

Работу выполнила:

ст. гр. 99-БУ-1

Зверянская Юлия

Калининград

2002

План Введение……………………………………………...…………….…………………………….3 Характеристика Финансово-промышленных групп………....……...…..…………………..…5

ФПГ и выбор модели взаимодействия реального и финансового секторов экономики…….6

Послабление интеграционных ограничений……………………………...……………………7

Государственная поддержка создания и деятельности ФПГ…………………..…….….…....8

Сценарии развития российской экономики и ФПГ……………………………………..……10

Ассоциация ФПГ России……………………………………………….………………..…….12

Схематические портреты двух российских ФПГ……………………….………………..…..13

Краткие выводы……………………………………………………………………………...…17

Что мешает созданию ФПГ в Калининграде………………………………………...………..19

Список литературы……………………………………………………..…………………..…..20

Введение

В современной России существует множество крупных промышленных предприятий. Они по большей части в течение всего периода реформ находятся в кризисном состоянии: разрушились старые кооперативные связи, упал объем производства, стареет оборудование, часто не выплачивается зарплата, непосильные налоги не дают возможности осуществлять инвестиции. Тем не менее, именно крупная промышленность является важнейшим потенциалом российской экономики, основой национальной независимости, гарантом социального благополучия и т.д. и т.п.

Одновременно в России имеется целый ряд крупных банков. Они по большей части процветают, их персонал получает высокие (и даже слишком) доходы, их владельцы и руководство имеют мощные рычаги воздействия на государство и вместе с политической и чиновной элитой образуют теперешний правящий класс страны. Вместе с тем, богатство банков добыто "из воздуха" или путем паразитирования на госбюджете; польза от их деятельности для остальной экономики сомнительна, а вред очевиден; и вообще, не являются ли они агентами влияния чуждых сил?

Обычно предлагается один из двух вариантов выхода из данной ситуации. Первый - отнять деньги у банков, поделить между промышленными предприятиями, усилить их государственное регулирование (а еще лучше вернуться к государственному планированию и управлению), а банкам оставить лишь функцию финансовых агентов государственной экономической политики. Второй вариант - создать условия, при которых банки по доброй воле будут ставить в центр своего внимания не спекулятивные операции и не работу с бюджетными деньгами, а заботу о развитии промышленности.

Очевидно, что первый из вариантов не просто левый, а лево-ностальгический, и силы (политические и интеллектуальные), его поддерживающие, уже сейчас являются маргинальными и будут маргинализовываться все больше. Второй же вариант выглядит вполне цивилизованным центристским и патриотическим и имеет достаточно широкую поддержку и в обществе, и в СМИ, и в интеллектуальной элите, и среди лиц, принимающих решения.

Сказанное выше вполне объясняет неослабевающий все 90-е годы интерес к происходящим в России процессам интеграции финансового и промышленного капиталов и постоянные попытки создать условия для того, чтобы эти процессы стали более интенсивными и конструктивными.

Процесс поворота банков к промышленности заметен уже, как минимум, несколько лет. Можно утверждать, что в полном соответствии с экономической логикой он начался сразу с окончанием периода гиперинфляции. Аксиому, что в долгосрочном плане банки не могут жить лучше, чем их клиенты, российские банкиры выучили достаточно быстро. Конкуренция за обслуживание счетов крупных промышленных предприятий обостряется, и выигрывают в ней, как правило, те, кто предлагает лучшее качество этого обслуживания. Растет и доля кредитов, выдаваемых промышленности и другим отраслям производственной сферы. Так, по данным председателя Центробанка С.Дубинина, кредиты нефинансовому сектору на начало 1997г. составили 29% банковских активов, а на 01.10.97г. - уже около 32%. Растут и единичные объемы, и сроки кредитов промышленным предприятиям; кредиты размером десятки миллионов долларов и сроком на несколько лет уже не редкость для России.

Но обслуживание счетов и кредитование - это все же не финансово-промышленная интеграция. Строго под это понятие подпадают финансово-промышленные группы (в данной работе я включаю в их число только те объединения, которые удовлетворяют требованиям Закона "О финансово-промышленных группах" и соответствующим образом зарегистрированы). Их роль в экономике и место, которое они занимают в политическом пространстве и общественном сознании современной России, посвящена настоящая работа.

Российские финансово-промышленные группы (ФПГ) - явление, вообще говоря, сначала придуманное, а лишь потом состоявшееся. Много и подробно говорить о ФПГ стали за несколько лет до их появления - еще в СССР в разгар перестройки. Тогда стала очевидной бесперспективность системы управления промышленностью, основанной на отраслевых министерствах и отделах ЦК КПСС, и возник вопрос о том, чем же ее заменить. Один из вариантов ответа был - заменить промышленными группами, которые должны быть межотраслевыми и формироваться вокруг предприятий-лидеров, находящихся на уровне лучших мировых стандартов или превосходящих их. Считалось, что несколько десятков таких групп, получивших приоритетный доступ к качественным ресурсам, освобожденных от бюрократического контроля и одновременно пользующихся всеми формами государственного покровительства, станут локомотивами, которые втянут СССР в XXI век.

На мой взгляд, у таких построений было три источника вдохновения. Во-первых, крупные корпорации главных капиталистических стран и неадекватно завышенная оценка их роли в современной экономике (в частности, уверенность, что именно они порождают основную массу инноваций и спрос на новые товары и услуги). Во-вторых, опыт сталинской индустриализации в СССР, когда крупные и современные промышленные структуры создавались и функционировали в абсолютно неразвитой экономической и социальной среде. В-третьих, опыт многоотраслевых конгломератов новых индустриальных стран, который интерпретировался в советском духе как опыт успешных технологических прорывов в ключевых отраслях без общей социальной модернизации.

Второй всплеск интереса к группам, уже финансово-промышленным, произошел в 1992-93 гг., когда стало ясно, что в российской экономике все решают деньги, а деньги уже у частных банков. Тогда многие руководители промышленных предприятий, главным образом не самых успешных, а также представляющие их интересы общественные и политические деятели выдвинули примерно следующую идею: государство должно, используя властные рычаги, заставить банки вступить в некоторые тесные альянсы с группами промышленных предприятий, одновременно обеспечив таким альянсам большие льготы. Среди наиболее активных лоббистов этой идеи было довольно много влиятельных в то время общественных и политических организаций: Российский союз промышленников и предпринимателей (А.Вольский), Лига содействия оборонным предприятиям (А.Шулунов), Гражданский союз и т.д.

До второй половины 1993г. идея ФПГ не находила поддержки ни у банков, ни у Правительства. Власти главное внимание уделяли процедуре либерализации экономики, банки снимали пенки с гиперинфляции. Да и директора большинства промышленных предприятий были не готовы расстаться хотя бы с частью обретенной самостоятельности. Вертикально-интегрированные компании и отраслевые холдинги стали складываться в то время лишь в топливно-энергетическом комплексе (ЛУКойл, Газпром, РАО "ЕЭС России", Росуголь). В большинстве других отраслей вместо них возникли аморфные и малодейственные отраслевые ассоциации, впоследствии либо распавшиеся, либо превратившиеся в чисто общественные организации.

Во второй половине 1993г. ситуация изменилась. Процесс формирования ФПГ начался снизу, а появившийся в декабре 1993г. указ Президента РФ подвел нормативную базу под их существование. Затем в ноябре 1995г. появился Закон Российской Федерации "О финансово-промышленных группах".

Хочу заметить, что к этому моменту речь шла уже не о локомотивах и не о всемерной государственной поддержке. Официальные финансово-промышленные группы, на мой взгляд, являются элементом "оборонительной", а не "прорывной" стратегии промышленных предприятий. Создание ФПГ в соответствии с действующим законодательством и реальной хозяйственной практикой чаще всего представляет собой своеобразное заявление о намерениях банка и группы промышленных предприятий установить между собой тесные взаимоотношения и является не гарантией и даже не требованием господдержки, а лишь заявкой на нее.

Поэтому пристальное внимание, уделяемое общественным мнением и многими политическими силами таким группам, является чрезмерным. Ни основным инструментом подъема российской экономики, ни, с другой стороны, угрозой рыночной системе и политической демократии, они, на мой взгляд, на сегодня не являются и в ближайшей перспективе не будут. Политическое влияние и связи с властями на федеральном уровне у них также не слишком сильны. По крайней мере, ни у одной группы оно не сильнее, чем у предприятия или банка, являющегося ее реальным лидером. Замечу также, что крупные банки отнюдь не стремятся использовать все имеющееся у них влияние в пользу ФПГ, членами которых они являются. (Возможно, на региональном уровне дела обстоят несколько по-другому.)

 Оппонентами финансово-промышленных групп выступает сегодня в России часть экономических и политических либералов. Причем, в основном те из них, которые почерпнули свой либерализм из западных учебников и монографий, а не из опыта работы в бизнесе и политике или научного анализа современных российский реалий. Они видят в этой структуре угрозу рыночной системе и демократии. На мой взгляд, опасность не следует преувеличивать. Конкуренция, как известно, бывает не только между мелкими, но и между очень крупными компаниями. Поддержка малого бизнеса, обеспечение определенного уровня открытости экономики, хорошо известные нормы антимонопольного законодательства - эти инструменты государственного регулирования, как показывает мировой опыт, вполне достаточны, чтобы олигополитическая конкуренция не превращалась в монополистический сговор.

Что касается антидемократичности финансово-промышленных групп и возможности установления ими диктата над обществом, то и здесь угроза преувеличивается. Хотя бы потому, что различные фирмы, банки и группы имеют различные долгосрочные интересы. (Например, очевидна разница позиций российских производителей сырья и высокотехнологичной продукции, и это, на наш взгляд, несомненное благо для российского общества.) Поэтому едва ли крупные ФПГ смогут навязать обществу свой стратегический выбор. Скорее, различные общественные силы, выступающие за те или иные альтернативы, будут использовать в своей борьбе ресурсы тех или иных групп большого бизнеса. Были бы только эти различные общественные силы.

Характеристика Финансово-промышленных групп

Получивший широкое распространение в сегодняшней России термин "финансово-промышленная группа" (ФПГ) может употребляться в двух взаимосвязанных, однако не вполне совпадающих значениях. В широком смысле им обозначаются любые формы относительно устойчивого сотрудничества и взаимопроникновения промышленного и финансового капитала. В более узком смысле под ФПГ понимается такая форма интеграции промышленных и финансовых структур, которая удовлетворяет критериям, зафиксированным в соответствующих законодательных актах, и сопровождается официальным признанием и включением в Реестр ФПГ Российской Федерации. Российское законодательство определяет финансово-промышленную группу как "совокупность юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества либо полностью или частично объединивших свои материальные и нематериальные активы (система участия) на основе договора о создании финансово-промышленной группы в целях технологической или экономической интеграции для реализации инвестиционных и иных проектов и программ, направленных на повышение конкурентоспособности и расширение рынков сбыта товаров и услуг, повышение эффективности производства, создание новых рабочих мест" (Закон Российской Федерации "О финансово-промышленных группах", ст.2).

По данным на июль 1997 года число официальных ФПГ (т.е. получивших соответствующий статус при включении их в Государственный реестр финансово-промышленных групп) достигло 72. Ожидается, что к началу 1998 года их станет около 80. Количество промышленных предприятий, входящих в их состав, перевалило за 1000, количество финансовых институтов-членов ФПГ превышает 90 (Финансовые известия, 19 августа 1997г.). В последние годы сохранялась высокая динамика создания ФПГ. Если в 1993г. была всего одна, то в 1994 году — шесть, в 1995 году — 21, в 1996 году — 46, в 1997 году — 75. В 1998 году стало около 100 ФПГ (и на этом уровне количество стабилизировалось в 1999—2001 годах), в которые входило 1150 предприятий и организаций, 160 кредитно-финансовых институтов, более 5 миллионов человек занятых. Число работающих в каждой ФПГ колеблется от 5 до 500 тысяч человек. Число участвующих предприятий, банков, коммерческих и иных фирм — от 8 до 60. Доля государственной собственности нигде не превышает 25 процентов, хотя в некоторые ФПГ входят полностью государственные железные дороги.

Результаты деятельности пятнадцати официальных ФПГ за 1994-95 гг. (Российская газета, 24 августа 1996г.) дают основания для осторожного оптимизма относительно влияния интеграции на производство. Они смогли обеспечить рост объемов промышленного производства (в целом на 5,1% за два года). Благодаря собственным и привлеченным средствам объемы инвестиций ФПГ в промышленные проекты в 1995 году выросли в 2,6 раза по сравнению с 1994 года при уменьшении доли централизованных источников инвестиций.

Такого рода динамика наблюдалась и в 1996 году. По сведениям, представленным на заседании Совета Ассоциации ФПГ России (28 мая 1997г.), в 1996г. по сравнению с 1995г. увеличились производство, реализация, экспорт продукции и, что особенно важно, удвоились инвестиции.

Вместе с тем, данные об организационных процессах, идущих внутри самих ФПГ, свидетельствуют, что они еще недостаточно крепко стоят на ногах. Так, численность штата центральных компаний большинства ФПГ составляет всего 6-8 человек. Среди наиболее серьезных и тревожащих их проблем представители центральных компаний называют отсутствие реальных рычагов влияния на предприятия-члены группы, непроработанность вопросов финансовой деятельности группы, отсутствие стратегии совместной деятельности, дефицит надежной и оперативной информации о работе предприятий и т.д. (Винслав Ю. Российские ФПГ: пройденный путь и императивы роста. - Российский экономический журнал, 1996, N5-6.) Все это говорит о том, что центральные компании многих ФПГ функционируют скорее как консультативные службы или "клубы" директоров, чем как штабы стратегического планирования или координаторы финансовых потоков.

По-видимому, любые категоричные суждения о российских ФПГ пока преждевременны. Прошло совсем немного времени с тех пор, как они появились, поэтому развернутую оценку их результативности следует, наверное, отодвинуть на будущее.

ФПГ и выбор модели взаимодействия реального и финансового секторов экономики

Применительно к индустриально развитым странам можно говорить о разных моделях взаимодействия промышленного и кредитно-финансового секторов экономики. Фактически российская экономика стала ареной соперничества открытой (американской) и более закрытой (японо-германской) моделей. Различия между этими моделями проявляются в удельном весе портфельных и стратегических инвесторов, в том, в какой мере кредитование промышленности дополняется участием банков в ее капитале.

Относительно низкая доля заемных средств, как в промышленности США, опора на собственные ресурсы производителей приемлема для лидирующей экономики с достаточно мощными в финансовом отношении промышленными фирмами. Иное дело, когда требуется форсированная перегруппировка производительных сил, чтобы избежать нарастающего отставания от лидеров мировой экономики, а собственных средств даже ведущим промышленным предприятиям, действующим на приоритетных направлениях, едва хватает для сохранения существующих мощностей. Ориентация на портфельных инвесторов при относительно высоком инвестиционном риске оборачивается дороговизной привлекаемого капитала.

Для изменения положения в российской промышленности, активного вовлечения финансового капитала в обеспечение структурных сдвигов в ней необходимо, чтобы сотрудничество банков с товаропроизводителями в инвестиционных проектах было сопряжено с приемлемым риском и соответствующим ему участием в прибылях от реализации проектов. В нынешних условиях основным средством удовлетворения этих требований выступает расширение участия банков в акционерном капитале промышленности и в реальном управлении ею.

Наблюдаемая в ходе российских реформ эволюция нормативной базы взаимодействия реального и финансового секторов экономики может быть охарактеризована как вынужденный дрейф от американской к японо-германской модели отношений между этими секторами.

Послабление интеграционных ограничений

В 1995 году сложились предпосылки для ревизии ограничений на интеграцию промышленного и финансового капитала, для либерализации межкорпоративных связей по капиталу. Завершилась массовая приватизация. Заботу об условиях не только для выживания, но и для решения стратегических задач стал все чаще проявлять сам крупный отечественный капитал. Однако одновременно стало очевидно, что до формирования эффективной структуры собственности, опирающейся на "твердое ядро" акционеров, еще очень далеко. (В этом, кстати, одна из причин того, что относительная макроэкономическая стабилизация летом 1995 года не повлекла заметной активизации инвестиций в реальный сектор российской экономики.) Все это благоприятствовало пересмотру нормативных основ ФПГ. Результатом такой ревизии стал Закон РФ "О финансово-промышленных группах" от 30 ноября 1995г. N190-ФЗ.

Закон существенно расширил возможности оптимизации имущественных связей между группирующимися предприятиями.

Во-первых, было законодательно признано организационно-хозяйственное многообразие ФПГ. В соответствии с Законом в качестве ФПГ могут выступать:

- холдинг (материнское и дочерние общества);

- учредители центральной компании ФПГ совместно с этой компанией, подписавшие отдельный договор о создании ФПГ.

Более сложен вопрос о получении статуса ФПГ простым товариществом, один из участников которого по договору о создании ФПГ становится центральной компанией, уполномоченной на ведение общих дел группы. Речь идет о возможности обойтись без создания дополнительной компании, когда ни один из участников ФПГ не располагает контрольными пакетами акций своих партнеров по группе. Ст.11 Закона допускает признание одного из участников основным обществом по отношению к остальным участникам на основании договора на ведение дел финансово-промышленной группы. Такая возможность, однако, пока не практикуется.

Во-вторых, Закон допускает:

- перекрестное владение акциями участниками финансово-промышленной группы;

- вхождение в ФПГ финансовых холдингов.

Сняты также формальные требования к величине ФПГ по числу предприятий-участников и по количеству занятых на них, устранены ограничения для входящих в ФПГ кредитно-финансовых и инвестиционных институтов на величину их долевого участия в акционерном капитале предприятий группы.

В-третьих, было облегчено сотрудничество в ФПГ государственных и частных предприятий. Оно сдерживалось содержащимся во временном Положении о ФПГ требованием, чтобы доля государственной собственности в объединяемом капитале не превышала 25%, а также запретом на передачу акций в доверительное управление предприятию, доля госсобственности в уставном капитале которого превышает 25%, и на приобретение акций таким предприятием.

Новым шагом на пути содействия такому сотрудничеству стал Указ Президента РФ от 1 апреля 1996г. N443 "О мерах по стимулированию создания и деятельности финансово-промышленных групп". Указом предоставлено право государственным унитарным предприятиям-участникам финансово-промышленных групп вносить в качестве вклада в уставной капитал центральных компаний недвижимое имущество, находящееся в их хозяйственном ведении и являющееся федеральной собственностью, сдавать центральным компаниям указанное имущество в аренду и отдавать в залог. Этим же Указом прекращено действие Указа N2096 и, соответственно, временного Положения о ФПГ.

В-четвертых, Закон о ФПГ расширил возможности выбора хозяйственно-правовой формы совместно учреждаемой центральной компании группы. Временное положение в таком случае разрешало использовать лишь форму акционерного общества открытого типа.

Законом допускается создание центральной компании в форме хозяйственного общества, ассоциации или союза. В то же время, в нем указывается, что центральная компания, как правило, является инвестиционным институтом.

Диссонирует с общей ориентацией Закона включенный в него запрет на участие более чем в одной ФПГ (Ст.3). Такое ограничение затрудняет, в частности, объединение вокруг крупного банка нескольких вертикально-интегрированных ФПГ в мощную диверсифицированную группу. Не отвечает этот запрет и потребности в реализации крупных инвестиционных проектов отдельных ФПГ путем формирования инвестиционных консорциумов из нескольких банков, имеющих свои группы.

Следует заметить, однако, что ряд крупных банков продолжают участвовать в нескольких ФПГ. И это не помешало данным ФПГ пройти процесс перерегистрации в 1996-97 гг. А в декабре 1997г. Дума приняла поправки к Закону "О финансово-промышленных группах", основным пунктом которых является отмена для банков запрета на участие в нескольких ФПГ.

Государственная поддержка создания и деятельности ФПГ

Фактором повышения интеграционной активности была предусмотренная Указом N2096 возможность оказания ФПГ трех видов государственной поддержки:

- передача группе (участнику) в доверительное управление временно закрепленных за государством пакетов акций предприятий-участников ФПГ;

- зачет задолженности предприятия, акции которого реализуются на инвестиционных конкурсах (торгах), в объем инвестиций, предусмотренных условиями инвестиционного конкурса (торга) для ФПГ-покупателя;

- предоставление государственных гарантий для привлечения различного вида инвестиционных ресурсов, в том числе с использованием механизма залога.

Однако эти стимулы не стали автоматическим приложением к свидетельству о государственной регистрации группы. Вместе с тем, указы по отдельным ФПГ предусматривали меры поддержки, выходящие за приведенный перечень.

Так, Указом Президента РФ от 27 мая 1994г. N1089 участники ФПГ "Магнитогорская сталь" с момента регистрации группы освобождались от обязательной продажи валютной выручки от экспорта продукции и услуг собственного производства, получаемой ими в 1994-1996 годах, при условии направления этой выручки на финансирование строительства комплекса по производству стального листа.

Указом по ФПГ "Интеррос" (от 28 октября 1994г. N2023) открывалась возможность создания межотраслевого фонда развития экспорта, образуемого за счет товарных ресурсов и финансовых средств участников группы и других источников. По сути дела, речь идет об облегчении маневрирования ресурсами в рамках ФПГ, чему мешают налоговые барьеры.

Указ Президента от 18 мая 1995г. N496 "О финансово-промышленной группе "Российский авиационный консорциум", в частности, предусматривал:

- предоставление акционерным обществам-инициаторам создания группы отсрочки уплаты федеральных налогов и сборов;

- направление в течение трех лет дивидендов по акциям акционерных обществ-инициаторов создания группы, закрепленным в федеральной собственности, на финансирование технического перевооружения, реконструкции и расширения производства, развитие новой авиационной техники и поддержание летной годности эксплуатируемых воздушных судов.

Указ также поддержал вхождение в состав ФПГ ведущего традиционного потребителя отечественной авиационной техники - АО "Аэрофлот - российские международные авиалинии".

Поддержкой ФПГ "Союзагропром" стало Постановление Правительства Российской Федерации от 27 января 1996г. N62 "О привлечении финансово-промышленной группы "Союзагропром" к формированию федерального фонда продовольствия". О привлечении ФПГ "Каменская агропромышленная финансовая группа" к формированию федерального продовольственного фонда "в порядке и на условиях, предусмотренны действующим законодательством" говорится в Постановлении Правительства РФ от 7 декабря 1996г. N1446.

Первоначальный энтузиазм предприятий несколько снизился после того, как выяснилось, что официальный статус ФПГ сам по себе не гарантирует получения льгот. Очередь на регистрацию, которая в 1994г. достигала 50-60 "ходоков", стала быстро рассасываться. Государственная поддержка, как и прежде, продолжала предоставляться на индивидуальной основе и отнюдь не только участникам зарегистрированных финансово-промышленных групп.

Закон "О финансово-промышленных группах" расширил перечень возможных форм государственной поддержки ФПГ. Это:

1) зачет задолженности участника ФПГ, акции которого реализуются на инвестиционных конкурсах, в объеме предусмотренных условиями инвестиционных конкурсов инвестиций для покупателя в лице центральной компании той же ФПГ;

2) предоставление участникам ФПГ права самостоятельно определять сроки амортизации оборудования и накопления амортизационных отчислений с направлением полученных средств на деятельность ФПГ;

3) передача в доверительное управление центральной компании ФПГ временно закрепленных за государством пакетов акций участников этой ФПГ;

4) предоставление государственных гарантий для привлечения различного рода инвестиций;

5) предоставление инвестиционных кредитов и иной финансовой поддержки для реализации проектов ФПГ;

6) возможность предоставления банкам-участникам ФПГ, осуществляющим в ней инвестиционную деятельность, льгот, предусматривающих снижение норм обязательного резервирования, изменение других нормативов в целях повышения их инвестиционной активности;

7) возможность ведения консолидированного учета (имеется в виду не только консолидированная статотчетность и ведение консолидированного бухучета, но и возможность признания участников ФПГ консолидированной группой налогоплательщиков).

Из всех перечисленных форм поддержки можно признать "работающим" пока лишь пункт третий. Скорее всего, ФПГ попытаются воспользоваться такими льготами, как право самостоятельно определять сроки амортизации (пункт второй) и возможность снижения нормы обязательного резервирования (пункт шестой). Хотя на лето 1997г. лишь три ФПГ - "Русхим", "Носта-Трубы-Газ", "Тяжэнергомаш" - получили в доверительное управление государственные пакеты акций, и лишь последней из них постановлением правительства предоставлено право самостоятельно определять сроки амортизации оборудования.

Что касается поддержки ФПГ через гарантии и кредиты (пункты четыре, пять), то хотя решение о соответствующем финансировании из федерального бюджета и было принято (Указ Президента РФ от 1 апреля 1996г.), но оно оказалось замороженным.

Условия признания участников ФПГ группой консолидированных налогоплательщиков до сих пор не регламентированы. В опубликованном в июле 1997г. проекте Налогового кодекса (Ст.82, часть 1) среди необходимых условий образования консолидированной группы налогоплательщиков фигурируют, в частности, следующие условия:

1) участниками этой группы являются материнское предприятие (далее именуется головным предприятием) и его одно или несколько дочерних предприятий;

2) доля участия головного предприятия в каждом дочернем предприятии, являющемся участником этой группы, составляет не менее 80 процентов.

Столь высокое требование к централизации капитала делает эту льготу недоступной для нынешних ФПГ. Поэтому предложения Ассоциации ФПГ России о внесении изменений и дополнений в проект Налогового кодекса предусматривают выведение ФПГ из-под этих требований.

Таким образом, объем государственной поддержки ФПГ пока минимален. Очевидно, что он не может служить главным стимулом, подталкивающим к обретению статуса ФПГ. Не исключено, однако, что одним из движущих мотивов может быть надежда, что когда-либо в обозримом будущем объем такой поддержки резко возрастет. Призывы к увеличению господдержки ФПГ звучат с разных сторон и становятся все настойчивее. Так, имеются предложения установить для ФПГ "квоту" не менее 15-20% от всех централизованных капиталовложений

Вопреки ожиданиям, на практике оказалось, что обретение официального статуса не дает принципиального приращения лоббистских возможностей. Лоббистский потенциал ФПГ пока не превосходит лоббистский потенциал иных финансовых и промышленных структур, неассоциированных в официальные группы - в этом легко убедиться, проанализировав список решений об "адресной" государственной поддержке, принятых за последние несколько лет.

Слабость реальной государственной поддержки официальных ФПГ - одна из причин неспешной перерегистрации групп, созданных до появления Закона о ФПГ (сформированных на основании Указа N2096). Среди не прошедших на 01.05.97г. перерегистрацию ФПГ "Сокол", "Драгоценности Урала", "Русхим", "Объединенная промышленно-строительная компания", "Магнитогорская сталь", "Святогор", "Приморье". Вместе с тем, до сих пор не было прецедентов официальной ликвидации финансово-промышленной группы.

Сценарии развития российской экономики и ФПГ

Перспективы становления российских ФПГ тесно связаны с тем, по какому сценарию будет развиваться отечественная экономика. Можно выделить следующие три сценария.

1. "Ловушка стагнации", когда сжатие спроса и сомнительные перспективы его увеличения провоцируют сокращение инвестиций, что придает депрессии хронический характер.

В таких условиях неизбежно становление преимущественно "неформальных" ФПГ для обслуживания теневого оборота капитала. Со стороны инвесторов, включая официальные ФПГ, можно ожидать повышенных запросов по государственным компенсациям инвестиционного риска (по соответствующим гарантиям).

Но даже при этом сценарии можно ожидать демпфирующего влияния ФПГ на спад производства и инвестиций.

2. Рост за счет валютного сектора при сокращении и неопределенности динамики внутреннего спроса. Превращение экспортных производств в своего рода анклав в российской экономике. Ослабление обрабатывающих отраслей на фоне развития сырьевого экспорта. В финансировании развития ориентированных на экспорт сырьевых отраслей относительно высока доля иностранных капиталовложений, значительная часть которых носит связанный характер, предусматривая импорт оборудования.

Такой сценарий, носящий в теоретической экономической литературе название "голландской болезни", представляется на сегодня наиболее вероятным в среднесрочной перспективе.

Данному сценарию соответствует углубление дифференциации регионов страны на относительно благополучные и депрессивные, усиление соперничества между федеральными и региональными властями и элитами за контроль над экспортными доходами, чреватое попытками пересмотра экономических основ федерализма.

В регионах с высокой концентрацией обрабатывающей промышленности обусловленный ее кризисом рост социальной напряженности будет активизировать поиски собственных выходов из "ловушки стагнации" и вызовет новое повышение интереса к региональным ФПГ. Такие поиски уже ведутся и связаны именно с группированием предприятий.

Экспортные производства при представленном сценарии оказываются, заинтересованы в группировании, прежде всего, с обслуживающими предприятиями инфраструктуры для контроля над их ценовой политикой. При достижении компромисса с местными властями таким ФПГ будет обеспечена поддержка на региональном уровне. Влияние на предприятия местной инфраструктуры - один из аргументов этих властей в согласовании интересов с ФПГ. Аналогично федеральная инфраструктура выступает рычагом в руках центральной власти. Усилия по диверсификации ФПГ остаются при втором сценарии заботой самих групп и регионов.

Длительность развития по такому сценарию зависит от соотношения среди отечественных акционеров портфельных и стратегических инвесторов, от степени контроля над поставщиками российского сырья со стороны внешних его потребителей.

При стабилизации состава акционеров и усилении у них стратегических мотивов, не только у ФПГ обрабатывающего профиля, но и у работающих на экспорт сырьевых групп может возникнуть озабоченность "голландской болезнью". Интересам экспортеров отвечает демпфирование колебаний мировой конъюнктуры емким внутренним рынком. Тенденция относительного удешевления сырья на мировом рынке (тенденция возрастающей концентрации добавленной стоимости в высокотехнологичной продукции) подталкивает отечественный капитал к повышению степени обработки реализуемой продукции.

Все это приведет к усилению давления на федеральные инстанции в направлении создания благоприятных условий для маневрирования ресурсами между добывающей и обрабатывающей промышленностью, для приращения российских технологических цепочек по переработке отечественного сырья. Как выразился один из инициаторов создания ФПГ "Сибирский алюминий", "мы хотим от государства определенности: будет ли оно выпускать самолеты? Если да, мы будем разрабатывать на том же "Самеко" проекты производства алюминиевого листа. Будет выпускать легкие транспортные средства, железнодорожные, автомобильные - мы тоже будем участвовать" (Эксперт, 1996, N44, с.31).


Информация о работе «ФПГ на рынке ценных бумаг в современной России»
Раздел: Экономика
Количество знаков с пробелами: 62941
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
233282
3
0

... Таковы основные вопросы, которые, на наш взгляд, определят в ближайшем будущем ценовую динамику на рынке российских акций. 4. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ РЫНКА ЦЕННЫХ БУМАГ РОССИИ 4.1 Ближайшие перспективы развития рынка ценных бумаг России Важнейшим источником нового промышленного подъема, преодоления инвестиционного кризиса должно стать финансирование посредством ...

Скачать
79553
1
13

... - расширением рынка государственных долговых обязательств и спроса государства на деньги, что сокращает производительные инвестиции в цепные бумаги. Согласно закону РФ «О рынке ценных бумаг», фондовая биржа относится к участникам рынка ценных бумаг, организующих куплю-продажу, т.е. «непосредственно способствующих заключению гражданско-правовых сделок с ценными бумагами»[2]. Фондовая биржа не ...

Скачать
79392
0
1

... на ней, так как к обращению на бирже допускаются только те ценные бумаги, которые прошли листинг, т.е. соответствуют предъявляемым требованиям. Значение фондовой биржи для рыночной экономики выходит за рамки организованного рынка ценных бумаг. Фондовые биржи произвели переворот в проблеме ликвидности капитала. "Чудо" состояло в том, что для инвестора практически стерлись различия между ...

Скачать
39707
0
0

... ответчик может продать эти акции любому лицу, истец просит суд наложить арест на акции. Еще одним распространенным способом дестабилизации положения в компании-цели является хищение акций с последующим использованием института добросовестного приобретателя. Наиболее легким объектом подобных преступных посягательств являются бездокументарные ценные бумаги. Законодательство РФ о ценных бумагах ...

0 комментариев


Наверх