Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


Проблема содержания и структуры современного лингвистического образования


Содержание

Введение

1. Структура и содержание современного лингвистического образования

1.1 Языковая политика в области лингвистического образования: цели, принципы, содержание

1.2 Взаимосвязанное обучение языку и культуре как основа формирования способности к межкультурной коммуникации

1.3 Индивидуальный подход в овладении иностранным языком

1.4 Анализ действующего учебного пособия по английскому языку

2. Иностранный язык как учебный предмет: специфика, место в системе современного образования

2.1 Цель обучения иностранным языкам как социально-педагогическая и методическая категория

2.2 Методика обучения иностранным языкам: объект, предмет, методы исследования

2.3 Новые информационные и телекоммуникационные технологии в обучении иностранным языкам

2.4 Изменение структуры и содержания образовательного стандарта в области иностранного языка на основе компетентностного подхода

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Модернизация школьного образования, которая проводится в нашей стране в настоящее время, связывается, прежде всего, с качественным обновлением содержания и обеспечением его развивающего культуросообразного характера. В связи с этим особое внимание уделяется созданию условий для развития творческого личностного потенциала учащегося и расширению возможностей современного углубленного образования, в том числе и языкового.

Формирование у школьника способности к межкультурному общению способствует развитию личностных качеств: коммуникабельности, толерантности, культуры общения. В целом учащиеся должны осознать, что изучение иностранного языка ведет к взаимопониманию людей – представителей иных культур, к познанию культур других народов и на базе последнего к осознанию культурного своеобразия и ценностей своего народа. Содержание обучения иностранным языкам в школе предполагает овладение учащимися как непосредственной (говорение, аудирование), так и опосредованной (чтение и письмо) формами общения в пределах, обозначенных в программе для каждого конкретного этапа обучения.

В последнее время постоянно возникает вопрос о применении новых технологий в обучении. Говоря о новых технологиях, мы имеем в виду не только технические средства, но и новые формы и методы обучения, а также новый подход к процессу обучения в средней общеобразовательной школе.

В современном мире обучение в школе в целом и обучение иностранным языкам в частности, требуют пересмотра, как общей методологии, так и конкретных методов и приемов, то есть пересмотра концепции обучения. Вхождение в мировое сообщество, различные процессы, протекающие в сферах политики, экономики, культуры, смешение и перемещение народов и языков определяют проблему межкультурного общения, взаимопонимания участников общения, принадлежащих к разным национальностям. Все это не может, не отразится на методике обучения иностранным языкам, не может не ставить новых проблем в теории и практике преподавания иностранных языков.

Проблема обучения иностранному языку как средству общения приобретает особую значимость в современной школе. Таким образом, основная цель в обучении иностранным языкам является формирование и развитие коммуникативной компетентности школьников, обучение практическому овладению иностранным языком.

Все это обуславливает актуальность данной работы.

Объект исследования: непосредственно сам процесс обучения иностранным языкам.

Предмет исследования: современные концепции обучения.

Цель исследования: изучение проблемы содержания и структуры современного лингвистического образования.


1. Структура и содержание современного лингвистического образования

1.1 Языковая политика в области лингвистического образования: цели, принципы, содержание

Вряд ли будет преувеличением сказать, что термин "коммуникация" относится к наиболее "модным". Он часто встречается в самых разнообразных современных дискурсах: в научно-техническом, политическом, экономическом, социально-теоретическом. Активнее всего данный термин употребляется, пожалуй, в контексте дискуссии по поводу социокультурной специфики современного этапа развития общества, в котором, согласно общепринятой точке зрения, образованию отводится решающая роль.

Образование при этом рассматривается не только как вид познавательной, культуроформирующей и социализирующей деятельности индивида на определенном этапе его жизни, но как непрерывный процесс, в основе которого лежит коммуникация. Это следует из доминирующего и в социальных науках, и в политическом мире представления о современной социальной общности, характеризуемой разнообразными терминами: "постиндустриального общества", "общества постмодерна", "информационного общества" и пр. Суть подобных описаний состоит в том, чтобы подчеркнуть особую роль знания. Одна из наиболее удачных метафор в определении современной социальности принадлежит, как известно, М. Кастельсу, представляющему общество как гигантскую и всеохватывающую сетевую структуру коммуникаций.

Важность эффективной коммуникации, как правило, определяется необходимостью обеспечить экономическую конкурентоспособность, с одной стороны, и взаимопонимание народов на европейском континенте — с другой. "Конструирование" плюралингвального и плюракультурного "гражданина Европы" рассматривается, таким образом, в качестве одной из важнейших социально-политических задач Европейского Союза.

В этой связи языковая образовательная политика является, несомненно, существенной составляющей общей политики в сфере образования, как в плане решения экономических и социальных задач, так и в поддержании демократического гражданства и ощущения причастности к "Европейскому дому".

Вопросы языковой политики становятся все более актуальными и для России в условиях ее экономической переориентации и в связи с декларируемым и реальным ее вступлением в мировое пространство со всеми вытекающими отсюда последствиями для политики, образования и культуры. Если обратиться к текстам современных официальных документов по отечественной образовательной политике, можно заметить, что в качестве ключевых императивов и целей провозглашаются: интеграция российской системы образования в общеевропейское образовательное пространство и занятие в этой системе конкурентной позиции; вхождение в глобальное/региональное экспертное сообщество, разделяющее общую идеологию и культуру, обеспечивающее выработку общего метаязыка, общего понимания содержания образования и его результатов. С этой целью подчеркивается важность поддержки разнообразных социальных партнерств и сотрудничества в рамках двусторонних и многосторонних моделей между образовательными учреждениями России и зарубежья, между высшим и средним профессиональным образованием и другими институтами общества, особенно предприятиями и бизнесом, между российскими и зарубежными социальными институтами.

В современном обществе можно говорить о трех основных направлениях полемики, имеющих непосредственное отношение к проблеме "образования в течение жизни" и образования в его традиционном понимании, в центре которых находится язык.

В основе первого, подпитываемого разнообразными консервативными идеологиями, находится культурная и символическая значимость языка, его репрезентативная функция, своего рода функция "флага" национальной и этнической идентичности. Именно этот дискурс заметно активизируется в последнее время — как на отечественной почве, так и в Европе.

Второе направление можно условно охарактеризовать как либеральное в широком смысле, так как в его основе, как правило, просматриваются корни, уходящие к тем или иным принципам классического либерализма — к понятиям "свободного рынка", демократическим ценностям и гражданскому обществу. Именно вокруг этих принципов строится неолиберальная аргументация по поводу глобализации, с одной стороны, и европейская аргументация правового "коммуницирующего сообщества" в духе "делиберативной демократии" Ю. Хабермаса — с другой.

Третий вариант дискурса восходит к критической парадигме социальной мысли, в той или иной степени впитавшей отдельные марксистские мотивы в их новейших интерпретациях, например, в работах представителей Франкфуртской школы, а также в таких методологически-ориентированных направлениях социологии, как социо-анализ П. Бурдье.

Что касается первого из направлений, акцентирующего национально-этнические аспекты и символические функции языка, его оживление в последнее время рассматривают как своего рода реакцию на интенсификацию глобализационных процессов и связывают с распадом социалистического блока. В 1980-1990-е годы на стыке социолингвистики, политической и культурной этнографии, антропологии и политической науки начинает развиваться новое теоретическое направление — "политическая лингвистика", акцентирующая внимание на символических началах во взаимодействии языка, политики и этничности, рассматривающая символические и коммуникативные функции языка как относительно самостоятельные. Одним и важных социолингвистических понятий является понятие "языковой идеологии", под которым понимается формирование устойчивого мнения относительно языка, система предпосылок и убеждений, на которые опирается решение языковых вопросов в образовательных и других контекстах. В сфере языковой идеологии находятся, например, мнения по поводу характерных особенностей языка: простоты его усвоения, способности адекватно отражать современные явления, передавать смысл научных положений, ценность, придаваемую языку на рынке труда. Одна из наиболее широко распространенных языковых идеологий строится, в частности, на гипотезе, что ценность, присущая языкам, не одинакова, и, следовательно, существует определенное языковое неравенство.

При всей сложности и противоречивости процессов языкового развития у народов России, исследователями отмечается, что коммуникативная мощность многих языков населяющих ее этнических групп неуклонно шла на убыль, тогда как их символическая значимость постоянно оберегалась. Языки эти практически не использовались в официальном обиходе, в делопроизводстве, в негуманитарных науках. В послевоенный период неуклонно сокращались, за редким исключением, тиражи книг на этих языках, уменьшалась численность школьников, обучающихся на национальных языках. Культурные и лингвистические процессы, которые начались в конце 80-х — начале 90-х годов, также протекали в сложном переплетении коммуникативных, или практических, инструментальных начал с символическими началами. После распада Советского Союза для многих стало очевидным, что слишком оптимистичные оценки успешности советской языковой политики оказались преждевременными. Несмотря на то, что русский язык продолжает выступать в качестве доминирующего языка на территории СНГ и по-прежнему широко распространен в бывших союзных республиках, на первый план все более выходит политическая составляющая, вызывающая его отторжение в ряде возникших национальных государств. Особенно болезненно проходит отторжение русского языка, как известно, в бывших республиках Прибалтики, в которых, особенно после их вступления в Евросоюз, происходит его вытеснение английским языком, все больше выполняющим функцию lingua franca. Это обусловлено стремлением вышедших из состава СССР государств к использованию национального языка в качестве символа политической автономии и инструмента для конструирования новой политической идентичности.

Таким образом, в лингвистической политике "доперестроечного" периода в отношении к языкам народов, проживавших на территории бывшего Советского Союза, а позднее СНГ, долгое время преобладала тенденция к подчеркиванию символических аспектов в ущерб коммуникативным.

Недооценка коммуникационно-лингвистического аспекта в формирующейся новой социальности проявляется как в отношении к реалиям постсоветских этноязыковых и политико-языковых отношений, так и к императивам международной интеграции и общим социокультурным задачам построения гражданского демократического общества. Что касается первого момента, то, по-видимому, проблема единого языка коммуникации в системе образования и науки для представителей тех или иных этнических меньшинств и народов, проживающих на территории бывшего Советского Союза, пока не стоит достаточно остро. Лингвистическое и образовательное наследие советской культурной политики, обусловившее широкое распространение русского языка, до сих пор обеспечивает определенное языковое единство и ситуацию диглоссии, в том числе в сфере образования и занятости. Тем не менее невозможно игнорировать уже намечающиеся тенденции к вытеснению русского языка другими иностранными языками, особенно в пограничных регионах. При этом, как и во всем мире, отмечается активное проникновение английского языка во многие политические и образовательные контексты.

Гораздо большую актуальность в последнее время в контексте растущей интернационализации российской экономики, образования и науки приобретает вопрос коммуникации и лингвистического инструментария для вхождения России в международное научное и образовательное пространство, особенно в связи с присоединением к Болонскому процессу.

Дискуссии по этому поводу тесно интегрированы с концептуальным полем и проблематикой "образования в течение жизни" и представляют собой часть общего "либерального", в широком смысле, дискурса, во всем многообразии экономических, политических и социокультурных разновидностей и проявлений. Наиболее популярными и широко используемыми понятиями, вокруг которых строятся два основных направления этого дискурса, являются, как уже отмечалось, демократическое гражданское общество и глобализация.

Что касается первого направления, типичной иллюстрацией "лингвистического поворота" в социальной теории можно считать подход Ю. Хабермаса. Отталкиваясь от концепции "делиберативной демократии", он предлагает рассматривать практики совместного построения и совершенствования конституции как дискурсивную ситуацию, в которой личные права обосновываются и легитимируются через демократические дискурсы публичного обсуждения.

Другая влиятельная точка зрения на роль языка в образовании и обществе в целом представлена в работах известного французского социолога П. Бурдье, рассматривающего язык как одну из социальных практик. Система образования в целом и лингвистическое образование в частности, а также языковая политика, как официальная, так и имплицитная, рассматриваются им в связи с понятием "лингвистического капитала" как одного из способов реализации символической власти. В своем подходе к языку и лингвистическому взаимодействию П. Бурдье опирается на развитую им концепцию социальной практики.

В обществе, говорящем на едином языке, такая практическая способность распределена далеко не равномерно, разные слои населения обладают различными возможностями и способностями адаптироваться к лингвистическому "рынку", то есть обладают различным количеством того, что П. Бурдье называет "лингвистическим капиталом". Более того, распределение "лингвистического капитала" связано с конкретными способами дистрибуции иных форм капитала — экономического, культурного и пр., конфигурация которых и определяет место индивида в данном социальном пространстве.

Соответственно, различия в акцентах, грамматике, вокабуляре, как правило, не учитываемые формальной лингвистикой, — это, в сущности, своего рода индикаторы социальных позиций говорящих и отражение количества "лингвистического капитала", которым они обладают.

По мнению П. Бурдье, легитимация социального мира не является, как считают некоторые, продуктом намеренного и целенаправленного действия пропаганды или символического "навязывания". Она скорее "результат того, что люди как "агенты", применяют к объективным структурам социального мира структуры восприятия и оценки, извлекаемые ими из самих этих структур и имеющие тенденцию представлять мир как бы очевидным, исходя из них самих".

Представление "лингвистического" аспекта образовательных практик в контексте "образования в течение жизни" было бы далеко не полным без обращения к наиболее влиятельному в политическом смысле дискурсу, основывающемуся в значительной мере на экономических идеологиях и строящемуся вокруг понятия глобализации. Именно он в существенной мере определяет как европейскую, так и отечественную образовательную политику. Логика аргументации "глобализационного" направления, пожалуй, наиболее известна и наиболее широко используется в разнообразных дискурсах социального конструирования, как в глобальном контексте, так и на отечественной почве.

В ходе глобализации, предполагающей качественно новый уровень численности и комплексности информационных, финансовых и человеческих потоков, радикально возрастает значение языковой компетенции, становящейся непременным условием и фактором успешного развития общественных процессов и отдельных личностей. Это проявляется в сфере конкуренции за рабочие места на международном рынке труда, в расширении возможностей свободного выбора места жительства и туризма, а также в расширении жизненного кругозора через опыт, приобретенный в результате контактов с культурными достижениями и успехами других народов. Она способствует пониманию иных систем ценностей, мировоззрений, образа жизни и является предпосылкой для участия в общественном устройстве. Лингвистические коды, которым общество отдает предпочтение, отражают реальную социальную организацию и могут способствовать или наоборот тормозить становление и развитие новых отношений. Любое общественное взаимодействие, будь то обмен информацией, взаимное влияние и иные формы сотрудничества возможны лишь при условии наличия среды и средства взаимодействия. Проблема языковой компетенции, таким образом, оказывается тесно связанной с успешностью реализации программы, ориентированной на "образование в течение жизни".

С интенсификацией международных взаимодействий на первый план все более выходят коммуникативные умения, новые формы "грамотности", требуемые для работы с новыми технологиями, так же, как владение одним или несколькими иностранными языками, в полном смысле приобретающее значение "лингвистического капитала". Коммуникативные лингвистические "компетенции" рассматриваются как "базовые навыки", необходимые любому члену общества для получения образования, работы, осуществления культурного взаимодействия и реализации своей личности: в этом смысле изучение языков представляет собой процесс, продолжающийся в течение всей жизни. Изучение иностранных языков, в соответствии с этим подходом, вносит непосредственный вклад в создание конкурентоспособной экономики, основанной на знании, совершенствуя общие когнитивные способности и укрепляя навыки владения родным языком, закладывая основы для формирования менталитета предприимчивости. В этой связи одна из важных задач европейской политики состоит в том, чтобы продемонстрировать важность изучения языков и выстроить систему "языкового образования в течение жизни", обеспечив необходимую инфраструктуру, финансовые, человеческие и методологические ресурсы. Таким образом, на смену традиционному взгляду на язык как символ национального тождества приходят новые подходы, в соответствии с которыми язык рассматривается как экономическая сущность. "Овеществление" языков оказывает влияние как на мотивацию людей, так и выбор того или иного языка для изучения. Кроме того, оно непосредственным образом воздействует на приоритеты финансирования языкового образования на уровне общественных институтов — как государственных, так и частных.

Далеко не случайно последние десятилетия характеризуются беспрецедентным возрастанием интереса к изучению иностранных языков, особенно английского, преподавание которого превратилось в мощную индустрию как в англоязычных странах, так и в самых различных регионах земного шара. Россия в этом смысле далеко не исключение. Владение, как минимум, одним языком помимо родного становится залогом получения перспективной работы, продвижения по служебной лестнице, успешного экономического и политического сотрудничества и, наконец, но не в последнюю очередь, обычного человеческого общения и взаимопонимания.

Другим важным фактором, оказывающим существенное влияние на изменение преподавания и изучения языков, являются революционные перемены в области развития коммуникационных технологий. Все большая часть российского населения оказывается в той или иной степени вовлеченной в общественную и культурную жизнь других стран через новые средства массовой информации, такие, как спутниковое телевидение, видео- и аудиопродукция и прочие способы современной коммуникации. Интернет не только открывает доступ к огромному объему аутентичных дискурсов самой различной направленности, но и дает возможность коммуникации в интерактивном режиме с носителями других языков и культур, в удобное время в собственном режиме. Мультимедиа, аудио- и видеотехнологии позволяют гораздо более эффективно организовать обучение с преподавателем, а также предоставляют возможности самостоятельного изучения языка с учетом индивидуальных потребностей. Результатом такого взрыва в бизнесе преподавания языка явилась разработка множества учебных программ, тысяч учебников и пособий, новейших технических средств, а также появление новой теоретической дисциплины, связанной с "усвоением второго языка". Изучение и преподавание иностранных языков, таким образом, уже стало de facto одним из наиболее востребованных и активно развивающихся направлений "образования в течение жизни".

Серьезной проблемой отечественного лингвистического образования является возрастающая потребность в специалистах нового поколения, способных успешно адаптироваться и творчески подойти к постоянно изменяющимся требованиям и условиям образовательной среды. До недавнего времени (а во многих образовательных системах — и по настоящее время) языки изучались для того, чтобы можно было читать и понимать литературу другой культуры, то есть для восприятия письменной информации, а не с целью общения с другими людьми по широкому спектру вопросов. Язык был и предметом, и содержанием занятий. Соответственно, и подготовка преподавателей носила главным образом литературно-исторический и специально-научный характер. В новом коммуникативном пространстве, которым все более становится мир, традиционное содержание лингвистических программ и методов обучения требует радикального пересмотра.

Открывающиеся образовательные и профессиональные перспективы деятельности в международном контексте все больше служат источником внешней мотивации при изучении иностранных языков, вносят "здоровый прагматизм" в формирование целей обучения, побуждают к вхождению в мировое образовательное пространство, что означает также интегрирование в международную систему языкового образования, предполагающую применение в европейском масштабе единых образовательных стандартов, выработку сопоставимых критериев оценки образовательных уровней и программ обучения.

1.2 Взаимосвязанное обучение языку и культуре как основа формирования способности к межкультурной коммуникации

О том, что между преподаванием иностранных языков и межкультурной коммуникацией есть единая, взаимодополняющая связь, не стоит говорить долго и пространно. Это и так очевидно. Каждый урок иностранного языка, где бы он ни проходил, в школе или же в стенах ВУЗа - это практическое столкновение с иной культурой, прежде всего через ее основной носитель - язык. Каждое иностранное слово отражает иностранную культуру, за каждым словом стоит субъективное, обусловленное только данной языковой культурой, своеобразное впечатление об окружающем мире.

Иностранные языки в России, и их преподавание сегодня очень востребовано, так как возникает насущная потребность использования подобных знаний в повседневной жизни. Это, безусловно, оказывает влияние и на методы преподавания. Ранее использовавшиеся методы, теперь потеряли свою практическую значимость и требуют кардинального обновления и модернизации. Увеличивающийся спрос на преподавание иностранных языков, диктует в свою очередь и свои условия. Теперь, никого не интересуют грамматические правила, а тем более, сама история и теория языка. Современные условия жизни требуют от изучения иностранного языка, прежде всего функциональности. Теперь язык хотят не знать, а использовать как средство реального общения с носителями других культур.

В связи с этим потребовалось кардинально менять взгляд на преподавание иностранного языка с учетом большего внимания и уклона на лингвистику и межкультурную коммуникацию.

Основная задача преподавания иностранных языков в современной России - это обучению функциональной стороне иностранного языка и более практическое его применение. Решение этой прагматической задачи возможно только при одном условии - что будет создана довольная прочная фундаментальная теоретическая база. Для ее создания необходимо, прежде всего:

1) приложить результаты теоретически трудов по филологии к практике преподавания иностранных языков;

2) теоретически осмыслить и обобщить огромный практический опыт преподавателей иностранных языков.

При традиционном подходе к изучению иностранных языков, главная методика преподавания заключалась в чтении текстов на иностранном языке. И это касалось не только школьного уровня образования, но и высшего, вузовского. Тематика бытового общения была представлена теми же самыми текстами, только касающиеся предметов повседневного общения, однако, мало кто из подобных специалистов, начитавшись подобных текстов, мог адекватно повести себя в реальной ситуации, которая потребовала бы применения знаний практического иностранного языка, а не его масштабной литературной стороны. Именно тогда появились адаптированные тексты, которые могли все содержание шекспировских трагедий уместить на 20 страницах. К сожалению, этим сейчас грешит и методика преподавания современной литературы, но об этом речь в данной работе не идет.

Таким образом, из четырех навыков владения языком, среди которых мы подразумеваем чтение, говорение, письмо и понимание на слух, в практическом плане реализовывалась самая пассивная форма - чтение. Подобное пассивное преподавание иностранного языка на основе письменных текстов сводилось только к тому, чтобы понимать, а не создавать собственный лингвистический опыт.

Современное тесное культурное общение вернуло методику преподавания иностранных языков на круги своя. Теперь, преподаватели стремятся научить практически использовать имеющийся в запасе лингвистический материал.

Сейчас на базе высшего образования преподавание иностранному языку воспринимается именно как средство повседневного общения с носителями другой культуры. Задачей высшего образования - является формирование широко образованного человека, который имеет в своем арсенале фундаментальную подготовку не только по узким специализациям, но и в широком плане, например, как изучение иностранного языка без ориентиров на выбранную профессию, то есть технические специалисты должны владеть не только и не столько техническим английским, или другим иностранным языком, но и уметь его применять, прежде всего, с подобными же специалистами, только говорящими на другом иностранном языке.

Максимальное развитие коммуникативных способностей - вот основная, перспективная, но очень нелегкая задача, стоя перед преподавателями иностранных языков. Для ее решения необходимо освоить и новые методы преподавания, направленные на развитие всех четырех видов владения языком, и принципиально новые учебные материалы, с помощью которых можно научить людей эффекта общаться. При этом, разумеется, было бы неправильно броситься от одной крайности в другую и отказаться от всех старых методик: их надо бережно отобрать все лучшее, полезное, прошедшее проверку практикой преподавания.

К основным компонентам подобной иностранной культуры можно отнести следующие элементы, несущие на себе национально - специфическую окраску:

- традиции, а также обряды, которые можно воспринимать как традиции;

- традиционно - бытовую культуру;

- повседневное поведение;

- национальные картины мира, которые отражают специфику восприятия окружающего мира;

- художественная культура, которую можно также отнести к элементам этнографии и этнологии.

Как уже говорилось выше, значения слов и грамматических правил совсем недостаточно для того, чтобы считать, что ты владеешь языком. Необходимо как можно глубже узнать саму культуру изучаемого языка. Другими словами, можно сказать, что теоретические знания языка должны дополняться практическими умениями того, когда сказать, что сказать, кому и при ком, как можно использовать значение данного слова в конкретном контексте. Именно поэтому все большее внимание уделяется изучению самого мира языка, то есть изучению той страны, в которой говорят на изучаемом иностранном языке. Данное направление получило наименование "лингвострановедение".

Лингвострановедение - это дидактический аналог социолингвистики, развивающий идею о необходимости слияния обучения иностранному языку как совокупности форм выражения с изучением o6щественной и культурной жизни носителей языка.

Лингвострановедение как учебная дисциплина напрямую связана с методикой преподавания иностранных языков. Но только в отличие от методики преподавания, ориентированной на теоретические знания иностранного языка, больше связанные с грамматическим построением письменного текста, лингвострановедение ориентируется на изучение внеязыковых факторов, то есть на изучение социальных структур и единиц, которые лежат в основе любой национальной культуры.

Трудности возникают в основном при обучении активным методам усвоения языка - то есть обучению письму и говорению. При этом возникают основные трудности при двух причинах в столкновении с межкультурной коммуникацией.

1) лексико-фразеологическая сочетаемость слов. Каждое слово каждого языка имеет свой, присущий только данному языку резерв сочетаемости. Иными словами, оно "дружит" и сочетается с одними словами и "не дружит" и, соответственно, не сочетается с другими. Почему победу можно только одержать, а поражение -- потерпеть почему роль по-русски можно играть, значение -- иметь, а выводы,комплименты-- делать. Почему английский глагол to pay, означающий 'платить' полагается сочетать с такими несочетаемыми, с точки зрения русского языка, словами, как attention внимание. Почему русские сочетания крепкий чай, сильный дождь по-английски звучат как "сильный чай" (strong tea), "тяжелый дождь" (heavy rain)

2) несколько значений иностранного слова. Двуязычные словари подтверждают это явление. Перевод слов с помощью словаря, который дает "эквиваленты" их значений в другом языке, провоцируя учащихся их на употребление иностранных слов.

a ration book - карточки,

to do the books - вести счета,

our order books are full - мы больше не принимаем заказов,

to be in smb's good/bad books - быть на хорошем/плохом счету,

I can read her like a book - я вижу ее насквозь,

we must stick to/go by the book - надо действовать по правилам,

I'll take a leaf out of your book - я последую твоему примеру,

Не was brought to book for that - за это его привлекли к ответу.

Та же ситуация - когда перевод отдельного слова не совпадает с переводами этого слова в словосочетаниях - может быть проиллюстрирована примерами из русско-английского словаря:

записка - note,

деловая записка - memorandum,

докладная записка - report,

любовная записка - love letter, billet-doux;

закрытый - closed,

закрытое заседание - private meeting,

закрытое голосование - secret ballot,

закрытое помещение - indoors

То есть, проблема межкультурной коммуникации в обучении иностранным языкам существовала давно, однако к ее тесному изучению лингвисты подошли совсем недавно, и эта проблема стала рассматриваться с новой позиции лингвострановедения, что позволяет усилить воздействие межкультурной коммуникации на обучающихся для более практического освоения иностранного языка.

1.3 Индивидуальный подход в овладении иностранным языком

Термин "индивидуальный подход" понимается как система дидактических средств организации учебного процесса по иностранному языку, включающая изменение цели, содержания, процесса и формы и ориентирующая курс иностранного языка на приобретаемую профессию и возможные сферы его реального использования в профессиональной деятельности. Индивидуальный подход рассматривается нами как сложное педагогическое явление, определяющее эффективность обучения иностранному языку и предполагающее активную роль субъекта учебной деятельности. Условиями успешной реализации индивидуального подхода выступают дифференциация, которая выражается в учете первоначальной языковой подготовки, постановка личностно значимых целей, выработка устойчивых и рациональных навыков самостоятельной работы и умения осуществлять системный подход к овладению знаниями.

При обучении иностранному языку происходит ломка психофизиологических механизмов говорения на родном языке и формирование новых механизмов говорения на иностранном языке. Следует отметить, что выбор иностранных языков для изучения в школе или любом другом учебном заведении никак не связан ни с лингвистической, ни даже с психолингвистической стороной проблемы. Он обусловливается чисто утилитарными целями: популярностью в мире, наличием кадров, учебников и т.д.

Родной язык играет важную роль при обучении иностранному языку. Опыт изучения родного языка, который, как и всякий опыт, не может не играть положительной роли хотя бы потому, что к моменту начала изучения иностранного языка как системы человек уже владеет (или предполагается, что владеет) системой родного языка. Овладение иностранным языком по целому ряду параметров отличается от овладения родным языком, и это скорее мешает, чем помогает в изучении иностранного языка. Кроме того, следует помнить, что иностранный язык не может и не должен реализовывать всю совокупность функций, которые осуществляет родной язык.

Учебный курс, построенный на индивидуальном подходе в обучении иностранному языку, выполняет целый ряд педагогических функций:

·              мотивацию учебной деятельности – переход от мотива оценки и мотива избегания неприятностей к мотиву достижения, профессионального интереса;

·              внесение разнообразия в работу и возможность работать в собственном режиме;

·              обучение на основе создания на занятии речевой ситуации, близкой к реальной;

·              формирование у обучаемых навыков самостоятельной работы, которые являются основой и залогом непрерывного образования и самообразования.

Обучение иностранному языку может рассматриваться с нескольких сторон: с позиции преподавателя, то есть соответствия его деятельности целям преподавания указанного предмета, учета им психологических особенностей обучаемых и т.д.; с позиции обучаемых, то есть степени их включенности в процесс обучения, повышения мотивации и т.д.; с позиций нахождения внутренних резервов организации обучения для того, чтобы шло постоянное развитие студента.

Применительно к изучению иностранного языка можно поставить следующие общие цели:

1.            знакомство с культурой и образом жизни страны изучаемого языка;

2.            умение общаться с носителями языка, то есть читать то, что написано на изучаемом языке, понимать на слух то, что говорится в естественном темпе на изучаемом языке, говорить и писать на изучаемом языке так, чтобы понимали носители языка;


Информация о работе «Проблема содержания и структуры современного лингвистического образования»
Раздел: Иностранный язык
Количество знаков с пробелами: 132389
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
131343
1
11

... 2. Урок литературы в современной школе: концепции, классификации, типологии, содержание и методика проведения 2.1 Многообразие методических концепций и классификаций современного урока литературы В методике преподавания литературы исследованы классификация, содержание, структура урока, его нравственное и эстетическое воздействие на учащихся, роль в нем проблемной ситуации, место урока в ...

Скачать
28283
0
0

... в языкознание (А. А. Реформаторский и другие). Уточнение предмета языкознания и его отдельных разделов привело к разграничению фонетики и фонологии.2. 2. ВКЛАД А. М. ПЕШКОВСКОГО В РАЗВИТИЕ РУССКОЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ 2.1. Краткая биография Александр Матвеевич Пешковский родился в 1878 году в городе Томске. В 1897 году окончил Феодосийскую гимназию, после чего поступил на естественное ...

Скачать
44199
0
0

... практик в лингвистике терминология может быть проанализирована с точки зрения отражения в ней приоритетов адресанта. Глава 2. Семиотические характеристики лингвистического термина В этой главе речь идет о семантике, синтактике и прагматике термина как его семиотических свойствах, которые тесно связаны между собой и предопределяют друг друга. Отдельный параграф посвящен лингвистической метафоре, ...

Скачать
44543
0
0

... широкого спектра знаний. Основному же термину «юрислингвистика» 10 лет – он был введён в 1999 году Н.Д. Голевым, доктором филологических наук, профессором, академиком СО РАН ВШ. §2 Проблемы становления современной юридической лингвистики Социальные функции языка исключительно широки. В литературе по социальной лингвистике регулярно отмечаются выходы языка в культуру, религию, этногенез, ...

0 комментариев


Наверх