Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


3.2  Этапы формирования

 

С распадом в 1991 г. Советского Союза проблема Крыма при­обрела новое, уже трагическое звучание. Перед лицом антироссийской украинизации 80% жителей Крыма заявили, что считают себя гражданами России, а Крым – частью ее территории. Все структуры власти Крыма придерживались в тот период пророссийской ориентации и были готовы незамедлительно вывесить российские флаги. В январе 1992 г., вскоре после заявления Президента Украины Л.Кравчука о взятии ею под свою юрисдикцию Краснознаменного Черноморского флота, вместе с груп­пой народных депутатов РСФСР я впервые в своей жизни побы­вал в Крыму. Состоялись встречи с командованием флота, жите­лями Севастополя, посещения кораблей и воинских частей. Сразу по возвращении в Москву мы увиделись с Р.И.Хасбулатовым, на другой день состоялась встреча с Президентом Б.Н.Ельци­ным.

Меня сопровождали мой друг и коллега по Верховному Совету России контр-адмирал Р.З.Чеботаревский, летавший со мной в Крым, а также представитель парламентского Комитета по меж­дународным делам Е.М.Кожокин. Когда мы изложили впечатления от поездки, выработанные нами предложения в отношении Крыма и флота, Президент России спокойно сказал, что не видит проблем. Он только что был в Калининграде, побывал в Санкт-Петербурге – и там, и там есть свободные пирсы. «Мы выведем Черноморский флот и разместим его в Ленинграде, ох, Санкт-Петербурге», – закончил Б.Н.Ельцин. Когда я услышал это заявление от Президента России, то не мог не спросить, заберем ли мы с собой Севастополь: «Флот – это не только корабли! Корабли можно вообще затопить, чтобы враг не прошел». Б.Н.Ельцин был в благодушном настроении: «Сергей Николаевич, вы опять хотите стать всемирной знаменитостью, вы толкаете меня на войну с Украиной. У меня другое видение проблемы: мы будем арендовать часть порта в Севастополе».

Это было сказано в январе 1992 г. Президент просил меня и Р.З.Чеботаревского не поднимать вопроса о Крыме и Севастопо­ле на Верховном Совете. Мы заверили его, что вопрос поставим завтра же. И действительно, внесли проект постановления по решениям 1954 г. в отношении Крыма, признавая их изначально неконституционными. Сожалею, что, когда мы преодолели со­противление нигилистического антинационального лобби, Р.И. Хасбулатову удалось «в довесок» вбить в текст постановле­ния второй пункт, но тем не менее постановление было принято. Через год, в 1993 г., мы дополнительно, отдельно приняли реше­ние Верховного Совета России по Севастополю.

Отклоняя январский 1992 г. призыв Верховного Совета Рос­сийской Федерации одновременно с Россией рассмотреть воп­рос о конституционности решений 1954 г., Верховный Совет Украины расценил это обращение как дестабилизирующее общественно-политическую ситуацию на Украине и в России. Аргументы украинской стороны не выдерживают критики. В заявлении имеется ссылка на ст. 6 Договора между УССР и РСФСР от 19 ноября 1990 г., в которой стороны признают и уважают территориальную целостность РСФСР и УССР «в ныне существующих в рамках СССР границах». Речь идет о двух республиках, входивших в состав одного и того же федеративного государства. В настоящее время положение коренным образом изменилось, поскольку субъекты данного Договора стали независимыми, суверенными государствами.

Среди основных аргументов, которыми Украинская Сторона оперирует в обоснование своих прав на территорию Крыма, также следует упомянуть:

- ст. 5 Соглашения о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 г., о признании и уважении взаимной территориальной целостности и неприкосновенности существующих границ в рамках Содружества;

- Алма-атинскую декларацию от 21 декабря 1991 г., подтвердившую этот подход;

- ст. 3 Устава СНГ от 22 января 1993 г., закрепившую среди взаимосвязанных и равноценных принципов отношений внутри СНГ как нерушимость государственных границ, признание существующих границ и отказ от противоправных территориальных приобретений, так и территориальную целостность государств и отказ от любых действий, направленных на расчленение чужой территории;

- Декларацию о соблюдении суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности границ государств– участников СНГ от 15 апреля 1994 г.

Все эти аргументы «не работают», поскольку юридически значимых документов, включивших Крым или Севастополь в состав государственной территории Украины, не существует. Цессия (передача суверенитета от одного государства другому по соглашению между ними) требует заключения между соответствую­щими государствами международного договора, который должен отвечать всем основным принципам современного международного права.

Несостоятельны и другие ссылки, в том числе на Хельсинкский Заключительный акт. Хельсинкский акт специально зафиксировал принцип, согласно которому государства-участники «счи­тают, что их границы могут изменяться в соответствии с между­народным правом мирным путем и по договоренности».

Руководство Украины отрицает российский суверенитет над Крымом, не признавая фактически этой проблемы вообще. Дей­ствительно, односторонняя территориальная претензия не об­разует территориального спора. Но Международный суд ООН, характеризуя межгосударственный спор, заявил: «Недостаточно одной стороне в спорном деле заявить, что спор ее с другой стороной существует. Простого заявления недостаточно для до­казательства наличия спора так же, как и простого отрицания недостаточно для доказательства того, что такого спора не существует».

Тем более, что юридическая наука знает лишь три случая од­носторонних территориальных претензий со стороны государства, не осуществляющего никаких государственных функций или других соответствующих актов над претендуемой территорией. Это случаи, когда территория:

1) никогда не принадлежала государству-претенденту, и оно никогда не осуществляло никакого суверенитета над этой терри­торией;

2) когда-то принадлежала государству-претенденту, но затем вошла в состав территории другого государства, и это было над­лежащим образом юридически оформлено;

3) никому в прошлом не принадлежала, а впоследствии была включена в состав определенного государства, и это было над­лежащим образом юридически оформлено, то есть территория была приобретена в соответствии с правом того времени, когда этот случай имел место (4).

Как можно видеть, ситуация с Крымом даже приблизительно не укладывается ни в один из этих вариантов и соответственно предполагает существование над территорией полуострова рос­сийского суверенитета. Та же Декларация о соблюдении сувере­нитета, территориальной целостности и неприкосновенности границ государств – участников СНГ от 15 апреля 1994 г. в п. 3 утверждает, что «захват территории с применением силы не может быть признан, а оккупация территории государств не может использоваться для международного признания или навязывания изменения ее правового статуса» (5).

Таким образом, правовая оценка решений высших органов государственной власти СССР и РСФСР по изменению статуса Крыма, принятых в 1954 г. как изначально ничтожных в силу не конституционности, остается оценкой, политически назрев­шей, исторически справедливой и юридически обоснованной. Административное управление территорией Крымской области, которое осуществляла Украина, и суверенитет России над Крымом, который никому не передавался, – понятия абсолютно не равнозначные.

В особо сложную ситуацию попала русская военно-морская база – город Севастополь.

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР №761/2 от 29 октября 1948 г. город Севастополь был выделен в самостоятельный административно-хозяйственный центр со своим особым бюджетом и отнесен к категории городов республиканского подчинения. Этот указ в последующем не был ни отменен, ни изменен. В связи с ним Совет Министров РСФСР своим Постановлением №1082 от 29 октября 1948 г. поручил российским министерствам, ведомствам и Крымскому облисполкому в плановых и бюджетных вопросах отделить Севастополь от Крымской области. Последнее поручение в связи с прекращением дотационного периода финансирования европейской части СССР после войны 1941-1945 гг. было отменено Постановлением Совета Министров РСФСР № 264 от 25 апреля 1968 г.

Следующий документ, принятый в отношении Севастополя на уровне высших органов государственной власти России, – это Постановление Верховного Совета Российской Федерации «О статусе города Севастополя» №5359-1 от 9 июля 1993 г., подтвердившее российский федеральный статус города Севастополя в административно-территориальных границах городского округа по состоянию на декабрь 1991 г. В Постановлении давались поручения Совету Министров, Центральному банку России, Комитету Верховного Совета РФ предпринять меры по обеспечению этого статуса.

Больше никаких решений по Севастополю Россия не принимала. Отсюда следует, что, в отличие от случая с Крымом, в отношении Севастополя не было самого юридического факта передачи города от Российской Федерации к Украине. Включе­ние Севастополя в текст Конституции Украинской ССР (ст. 77) в качестве города республиканского подчинения не имеет юри­дической силы с момента принятия, поскольку решение приня­то Украинской ССР в одностороннем порядке без принятия со­ответ­ствующего решения конституционными органами власти РСФСР.

Можно вновь говорить о правовом нигилизме авторов переда­чи Крыма из РСФСР в состав Украины в 1954 г., не позаботив­шихся о формальном распространении этого решения на Севас­тополь. Но факт остается фактом: сделано это не было. Да и кто в то время мог предположить разделение Украины и России! В 60-е и 70-е гг., когда УССР стала явочным порядком причислять Севастополь к своей территории (фактически он как был, так и оставался в прямом подчинении союзных органов власти), о юридическом оформлении этого факта со стороны России никто и не заикнулся, понимая, что для общественного мнения это будет оскорбительным анекдотом.

В отличие от ситуации с Крымом, в неконституционном по­рядке переданном Украине, в вопросе о Севастополе речь не идет о предъявлении территориальных претензий со стороны России к Украине, поскольку в случае с Севастополем речь идет о правах России на территорию, находившуюся формально в пре­делах административно-территориальных границ РСФСР в пе­риод существования СССР.

Права России на Севастополь, даже внешне не нарушенные в 1954 г., опираются и на такой международный правовой обы­чай, как длительное и не нарушаемое пользование этой военно-морской базой. Ближайшими правовыми источниками, позволя­ющими определить передачу государственного суверенитета на территорию Севастополя (как и Крыма) в соответствии с меж­дународными нормами того времени, являются Кучук-Кайнарджийский договор от 10 июля 1774 г., Акт о присоединении Кры­ма и Кубани к России 1783 г. и Ясский мирный договор между Россией и Турцией от 29 декабря 1791 г.

Признание Украины после 1991 г. в качестве нового, суверенного, независимого государства вовсе не означает признания ее прав на оспариваемые территории. Франция, предоставляя неза­висимость Коморским Островам, государству, расположенному на одноименных островах в Мозамбикском проливе, сделала изъятие для острова Маоре (Майотта, общая площадь 374 кв. км), который и ныне имеет статус территориальной единицы Франции.

Примеров защиты государствами своих анклавов, важных с исторической или военно-политической точки зрения, предостаточно. Ставший британским в 1704 г. в результате войны за испанское наследство, Гибралтар до сих пор остается одним из главных опорных пунктов морского могущества Великобритании. Все усилия испанцев вернуть город оказались безрезультатными. Эта военно-морская база Великобритании на Пиренейском полуострове, отдаленная от Африки всего на 21 км, имеет территорию площадью только 5 кв. км. И тем не менее она существует, статус Гибралтара общепризнан.

По результатам проведенного 26 июня 1994 г. опроса жителей Севастополя Севастопольский городской совет народных депутатов 23 августа 1994 г. в очередной раз обратился к президентам Б.Н. Ельцину и Л.Д. Кучме, руководителям парламентов В.Ф. Шумейко, И.П. Рыбкину и А.А. Морозу с предложением принять «государственно выверенное решение о российском федеральном статусе Севастополя и окончательно решить проблемы Черноморского флота». В подписанном руководителями Совета В. Семеновым, К. Павленко, В. Романенко и И. Куликовым обращении были указаны и основания для рассмотрения данных проблем:

«1. Воля жителей г. Севастополя и моряков-черноморцев, 89% которых положительно ответили на вопрос о российском его статусе;

2. Отсутствие конкретных решений по статусу города и флота;

3. Продолжающаяся финансово-экономическая блокада города;

4. Принципиально невозможное совместное базирование сил Черноморского флота и ВМС Украины;

5. Введение в город подразделений национальной гвардии Украины без согласования с городским Советом народных депутатов».

Просьба вновь осталась без разрешения. Руководство России или не было способно, или не хотело защищать своих сограждан и государственные интересы России. Продолжалась подготовка «широкомасштабного» двустороннего договора России и Украины.

5 декабря 1996 г. по инициативе мэра Москвы Ю.М. Лужкова Совет Федерации России выступил с заявлением «О статусе го­рода Севастополя». Опираясь на постановление Верховного Со­вета России от 9 июля 1993 г., Верхняя палата российского пар­ламента выразила сожаление о том, что «украинская сторона вопреки объективным реальностям не желает обсуждать на пере­говорах вопрос о российском статусе города Севастополя. Это порождает сложную ситуацию, которой могут воспользоваться силы, заинтересованные в разжигании очага напряженности на постсоветском пространстве».

Как обоснованно подчеркнул в своем докладе Ю.М. Лужков, «отказ от Севастополя, являющегося главной базой Черномор­ского флота, исторически возникшего как южная крепость Рос­сии, приведет к резкому ослаблению геополитических позиций нашей страны и предопределит доминирование в черноморском бассейне вооруженных сил других государств».

Постановлением Совета Федерации России № 404-СФ от 5 де­кабря 1996 г. была создана парламентская комиссия по подготов­ке вопроса о правовом статусе города Севастополя. Весной 1997 г. по рекомендации комиссий Совет Федерации России принял рекомендации в адрес Президента, но события развивались воп­реки позиции обеих палат российского парламента. 28 мая 1997 г. в Киеве были подписаны межправительственные соглашения, по которым Севастополь как главная база Черноморского флота перестал существовать. Глава Правительства России В.С. Черномырдин поставил свою подпись под признанием Севастополя арендованной у Украины территорией. Похоронным звоном звучат слова Совместного заявления Российской Федерации и Украины, подписанного президентами Б.Н. Ельциным и Л.М. Куч­мой 31 мая 1997 г.: «Отныне четко определены статус, условия и сроки пребывания Черноморского флота России на гостеприим­ной земле Украины... Севастополь был и навсегда останется в нашей памяти городом военной славы, воинской доблести, сим­волом нашего братства по оружию, олицетворением дружбы русского и украинского народов».



Информация о работе «Крым. Россия или Украина»
Раздел: Геополитика
Количество знаков с пробелами: 71064
Количество таблиц: 7
Количество изображений: 1

Похожие работы

Скачать
21715
1
8

... до 1954г. то передачи Крыма бы не было. Но, уж если бы это должно было случиться, то моя курсовая работа называлась – «Крым: спорная территория России и Грузии, геополитическая характеристика». Но этого не случилось, а Крым подарили Украине. Закон о передаче Крыма был создан в спешке и неопределенности, но ведь он был принят. Значит, все это было сделано действительно «в подарок», но, скорее ...

Скачать
33301
0
0

... на решении указанной проблемы и доносить консолидированную позицию российской стороны по данному вопросу до украинского руководства. Заключение Историко-культурная близость, этническое и языковое родство России и Украины создают благоприятные условия для взаимодействия между этими странами. В широком смысле Россия может претендовать на статус великой державы, только будучи интегрированной ...

Скачать
12496
0
0

... экономических дивидендов. Наконец, несмотря на вступление в силу в 1999 году трех базовых соглашений по Черноморскому флоту (ЧФ) и достижение впоследствии около десятка договоренностей по конкретным вопросам, Россия и Украина далеки от создания всеохватывающей правовой базы пребывания российских войск в Крыму, что не позволяет окончательно снять эту сложную проблему с повестки дня. Постепенно ...

Скачать
39454
0
0

... говорил Анатолий Гриценко - мы хотели одного: уважая права и достоинство друг друга, развивать и укреплять свою автономию, а значит, укреплять государство”. (43) Заключение. Конституционный процесс в Крыму в 1997 году отличался своей напряженностью и сложностью. Его течение осложнялось все новыми и новыми противоречиями ,возникающими в парламентах Украины и Крыма. Пожалуй больше ...

0 комментариев


Наверх