Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


Курсовая работа студентки I курса 1 группы д/о

Российский Государственный гуманитарный университет

Историко-архивный институт, Факультет документоведения

Кафедра истории государственных учреждений и общественных организаций

Москва 2003

Введение

Данная работа посвящена теме революционных трибуналов, а точнее периоду их зарождения и распространения. Это исследование позволяет проследить процесс формирования судебной системы в послереволюционной России, так как история революционных трибуналов является неотъемлемой частью истории создания судов и юстиции в Советской России. Так же исследование истории революционных трибуналов поможет определить их роль в борьбе с контрреволюцией и в укреплении власти большевиков, так как сразу же после революции вся прежняя судебная система была разрушена, и ей на смену, соответственно, пришла новая, в которой поначалу революционные трибуналы играли главную роль.

По декрету II Всероссийского съезда Советов в качестве центрального органа судебного управления был создан Наркомат юстиции РСФСР. Его задача заключалась, прежде всего, в организации местных органов судебного управления, в создании самой системы судебных учреждений и руководстве ими. В первые же дни после революции на месте старых судов начали возникать новые советские суды. Их называли по-разному: революционные народные суды, суды общественной совести, ревтрибуналы и т.п. В законодательном порядке создание новых советских судов было закреплено декретом о суде №1 в ноябре 1917 года, который установил 2-а вида судов: народные суды и революционные трибуналы. Народные суды создавались как общегражданские, а ревтрибуналы – для рассмотрения наиболее важных дел, главным образом о контрреволюционных преступлениях.

Данная работа состоит из 8-ми глав, введения и заключения.

При написании первой главы использовалась книга Коржихиной Т.П. «История государственных учреждений СССР», в которой история революционных трибуналов излагается как бы поэтапно, поэтому далее в этой работе будет краткая периодизация развития трибуналов. Коржихина Т.П. дает характеристику событиям, связанным с историей ревтрибуналов, опираясь на чисто фактический материал, на документы, на нормативные акты, при этом, не давая собственной оценки. При написании второй главы была использована книга Мишунина П. «Очерки по истории Советского уголовного права». В данном исследовании рассматривается история документов и нормативных актов, относящихся к сфере судов Советской России, а также и сами документы. В данном случае наибольший интерес вызывает Декрет о суде №1. Его и рассмотрим подробно, так как это первый документ после революции, относящийся к судебному устройству в новом еще как таковом не сформировавшемся государстве.

Третья глава состоит из следующих нормативных актов: «Руководство для устройства Революционных трибуналов», «Руководство для устройства следственной комиссии», «Инструкция Московскому революционному трибуналу», которые в дальнейшем должны были регламентировать деятельность революционных трибуналов, обозначать границы их полномочий. Так же при помощи этих документов можно проследить изменение положения революционных трибуналов в сфере контроля за порядком внутри страны и степень доверия данным органам судебной власти.

При написании четвертой и пятой глав данной работы использована книга В.Е. Ревы «История государственного и местного управления», в которой рассматривается история создания революционных трибуналов на местах в общем и на конкретных примерах, как в данной работе я рассматривала историю создания Московского революционного трибунала.

В шестой главе в основном использован декрет «О революционных трибуналах», в котором оговариваются структурные изменения ревтрибуналов и изменения в деятельности, например, изъятие из его компетенции всех уголовных дел, уменьшение масштабов распространения системы ревтрибуналов, изменение порядка рассмотрения дел и т.д.

В написании седьмой главы задействовано несколько книг: книга В.Е. Ревы «История государственного и местного управления», книга Мишунина П. «Очерки по истории Советского уголовного права», книга Коржихиной Т.П. «История государственных учреждений СССР». Данная глава посвящена созданию революционного трибунала при ВЦИК, ставшего высшей инстанцией в структуре ревтрибуналов, который брал на себя право рассмотрения важнейших дел, изымаемых из подсудности местных трибуналов; созданию Кассационного отдела, который в свою очередь стал органом высшего судебного контроля. Восьмой главе использован Архив русской революции, состоящий из воспоминаний и описаний событий, происходящих в революционный и послереволюционный период. И в качестве одного из примеров деятельности трибуналов, описанных в Архиве, я использовала «Дело французской миссии». Яркий пример законности и справедливости того времени.

I. Краткая характеристика периодов развития революционных трибуналов.

История развития Революционных трибуналов РСФСР тесно связана с историей развития Советского государства и права в целом, и их периодизация в основном совпадает. Вместе с тем есть и определенные особенности в хронологических рамках периодизации истории Революционных трибуналов. Так в историко-юридической литературе первый период развития Советского государства и права датируется временными рамками: октябрь 1917 - июль 1918 г., заканчивается принятием первой Советской Конституции РСФСР.

Первый период

Для первого же периода развития Революционных трибуналов: ноябрь 1917 (тогда был принят Декрет о суде №1, предусматривавший и создание Революционных трибуналов) - июнь 1918 года.

В июне 1918 года заканчивается период становления системы Революционных трибуналов, как на местах, так и в центре.

29 (16) мая 1918 г. издается декрет ВЦИК, а 11 июня 1918 г. ВЦИК принимает декрет об учреждении Кассационного отдела при ВЦИК как кассационной инстанции для приговоров местных Революционных трибуналов.[1]

Второй период

Полностью совпадает с периодом развития Советского государства и права - это период иностранной военной интервенции и гражданской войны (1918-1920 гг.)

Третий период

Частично совпадает - в 1922 г. происходит судебная реформа, по которой Революционные трибуналы, как особая судебная система были ликвидированы.

Развитие местных Революционных трибуналов за первый период можно подразделить на два полу периода.

Первый - с издания Декрета о суде №1 (ноябрь 1917 г.) и до Декрета “О Революционных трибуналах” от 4 мая 1918 г. - в это время идет процесс создания Революционных трибуналов в РСФСР.

Второй - с принятия Декрета от 4 мая 1918 г. и до конца июня 1918 г. - реорганизация созданных ранее Революционных трибуналов с учетом их положительного и отрицательного опыта.

Особняком стоит история Революционных трибуналов печати. Они были созданы специально для борьбы с антисоветской печатью. История их была кратковременной, организация весьма специфична, сфера распространения - ограниченной.

Далее я хочу рассмотреть несколько документов, имеющих непосредственное отношение к формированию системы Революционных трибуналов.

II. Декрет о суде № 1 (22 ноября 1917 г.)

Декрет о суде был утвержден Советов Народных Комиссаров и опубликован в газете Временного Рабоче-крестьянского правительства от 24 ноября 1917 г. № 17 и в «Собрании узаконений и распоряжений Правительства» 1917 г. № 4 ст.50.[2]

Декретом № 1 о суде проводились в жизнь следующие мероприятия:

1. Упразднялись существующие судебные установления: окружные суды, судебные палаты, Сенат со всеми департаментами, военные и морские суды, коммерческие суды, прокуратура, адвокатура и судебные следователи. Эти суды заменялись новыми судами, образованными на основе демократических выборов.

Помимо местного суда был создан еще и специальный суд, имевший своей задачей борьбу с наиболее опасными для республики преступниками, в первую очередь для рассмотрения дел о контрреволюционных преступлениях.

2. Статья 8 Декрета говорила: «Для борьбы против контрреволюционных сил в видах принятия мер ограждения от них революции и ее завоеваний, а равно для решения дел о борьбе с мародерством и хищничеством, саботажем и прочими злоупотреблениями торговцев, промышленников, чиновников и прочих лиц, учреждаются рабочие и крестьянские Революционные трибуналы, в составе одного председателя и шести очередных заседателей, избираемых губернскими или городскими советами Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов». В своей борьбе против врагов новой власти они должны были руководствоваться декретами Советского государства и революционным правосознанием.

В первоначальном проекте этого декрета не было статьи, предусматривающей создание рабочих и крестьянских Революционных трибуналов. Эта статья появилась в Декрете уже в ходе принятия его СНК, заседанием которого руководил Ленин.[3] Необходимость создания специальных судебных органов по борьбе с контрреволюцией и наиболее опасными обще уголовными преступлениями вытекала из основных задач Советского государства в этот период - защиты завоеваний революции от внутренних и внешних врагов.

Декрет о суде № 1 закрепил следующие принципы организации Революционных трибуналов:

1. Судей Революционных трибуналов не предполагалось избирать на основе прямых выборов, как это было установлено для местных судов, а подлежали они избранию советами.

Избрание членов Революционных трибуналов советами более обеспечивало при тогдашних условиях подбор классово выдержанного состава. В 1917 г. Революционные трибуналы в составе председателей, заместителей и членов трибунала состояли из:

членов РСДРП(б) - 45 человек (90%)

беспартийных - 5 человек (10%)

рабочих - 21 человек (42%)

служащих - 29 человек (56%)

с высшим образованием - 7 человек (14%)

средним образованием - 13 человек (26%)

низшим образованием - 30 человек (60%)

Кроме того, Декрет допускал избрание в качестве местных судей, прежних мировых судей. При избрании Революционных трибуналов это не допускалось.

2. Участие народных заседателей. Количество народных заседателей в революционном трибунале было повышено до 6 человек, тогда как в местном суде участвовало по 2 заседателя.

Декрет о суде № 1 определил и компетенцию Революционных трибуналов. Это борьба со всеми контрреволюционными преступлениями и наиболее опасными обще уголовными преступлениями, прежде всего со стороны свергнутых эксплуататорских классов: торговцев, промышленников, чиновников. Декрет поставил четко и ясно перед революционными трибуналами задачу борьбы с контрреволюционными силами, для защиты от них революции и ее покорения.

Кроме того, этот декрет провозгласил создание следственных органов для Революционных трибуналов - следственных комиссии для ведения предварительного следствия, которые создавались Советами. Все прежние следственные комиссии подлежали упразднению и должны были передать свои дела во вновь образуемые следственные комиссии при Советах. В деятельности следственных комиссий, как органов предварительного следствия, действовал коллегиональный принцип. Все решения о привлечении к уголовной ответственности, о производстве арестов, обысков и выемок принимались коллегиально членами следственной комиссии.

Таким образом, Декрет о суде № 1 в одной статье провозгласил создание Революционных трибуналов, их компетенцию, сформулировал их задачи, порядок комплектования, состав Революционных трибуналов.

В этом декрете были заложены основные принципы и положения советского суда и социалистического уголовного права, получившие свое дальнейшее развитие и закрепление в социалистическом уголовном законодательстве и законодательстве о советском суде, а также в Великой Сталинской Конституции.[4]

III. Нормативные акты

Руководство для устройства Революционных трибуналов.

Декрет о суде № 1 явился той правовой основой, на которой началось строительство Революционных трибуналов на местах. Руководство этим строительством осуществляли местные комитеты коммунистической партии, местные Советы и их исполкомы, а также созданные Декретом о суде № 1, ликвидации прежнего судебно-следственного, прокурорского аппарата, прежней адвокатуры, специальные комиссары, избираемые местными Советами.

В центре вопросами судоустройства руководил Наркомат юстиции, созданный еще Всероссийским съездом Советов в числе первых комиссариатов.

Декрет о суде № 1 естественно в одной статье не мог решить всех вопросов комплектования и деятельности Революционных трибуналов. К тому же на местах иногда создавались свои нормативные акты, относящиеся к процессуальной стороне деятельности трибуналов, к применению мер наказания и т.д. Решались они, естественно, по-разному. Поэтому необходим был правовой акт центрального органа, дополняющий Декрет о суде № 1.

Первым таким актом был опубликованный НКЮ 28.11.1917 г. в «Известиях ЦИК и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов» (№ 238), нормативный акт под названием «Революционный трибунал. Руководство для устройства Революционных трибуналов», состоявший из 14 пунктов.

В то время левые эсеры в Наркомат юстиции не входили, и таким образом этот документ был составлен работниками НКЮ - большевиками; подписал его временный заместитель Наркомюста П.Стучка.

Издание «Руководства» свидетельствует о том, что Советское государство было, прежде всего, обеспокоено созданием Революционных трибуналов для борьбы с контрреволюцией. Не случайно, что спустя всего 4 дня после опубликования Декрета о суде № 1, НКЮ издает «Руководство для устройства Революционных трибуналов». На основании Декрета о суде № 1 в Руководстве давались конкретные рекомендации о создании и деятельности Революционных трибуналов.

Революционные трибуналы утверждались Советами рабочих и солдатских депутатов и могли образовывать отделения для борьбы с контрреволюционными силами и саботажем чиновников и служащих и для борьбы с мародерством, хулиганством и тому подобными злоупотреблениями (п.1.2.).

Новым здесь явилось по сравнению с Декретом о суде № 1 создание отделений в Революционных трибунале, причем, прежде всего выделялось отделение для борьбы с контрреволюционными преступлениями, новым было также включение в компетенцию революционного трибунала борьбы со спекуляцией. (В Декрете говорилось нечетко о борьбе с «Злоупотреблениями торговцев...»)

По сравнению с Декретом состав революционного трибунала дополнялся секретарем и распорядителем (п.3), причем роль распорядителя не раскрывалась.

В Декрете лишь упоминалось о том, что революционный трибунал действует в составе председателя и 6 очередных заседателей. В «Руководстве» говорилось, что общие и очередные списки заседателей составляются Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов (п.4).

Общий список заседателей составлялся на 1 месяц в количестве не менее 40 заседателей для каждого отделения революционного трибунала. Из этого общего списка заседателей исполкомами Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов путем жеребьевки должны были создаваться очередные списки заседателей в количестве 6 очередных и 1-2 запасных на 1 неделю, что обеспечивало стабильность деятельности Революционных трибуналов.

Регламентировалась продолжительность сессии очередного состава революционного трибунала - не более 1 недели ( п.7).

Важным было положение «Руководства» о том, что «заседатели получают разницу между суточными и их дневным заработком, если последний ниже суточных», что должно было способствовать привлечению заседателей в Революционные трибуналы.

Ряд положений «Руководства» касался процессуальной стороны деятельности Революционных трибуналов.

Так, в соответствии с п.8 в Революционные трибуналы дела должны были поступать через следственные комиссии.

Защитниками и обвинителями в Революционных трибуналах могли быть «все неопороченные граждане» (как и в Декрете о суде № 1). Вместе с тем содержалось весьма важное новое положение в «Руководстве» и в данном вопросе, значительно повышалась роль Революционных трибуналов.

Революционные трибуналы и следственные комиссии «в праве назначать от себя по каждому делу, как защитников, так и обвинителей».

Председатели Революционных трибуналов наделялись дисциплинарной властью в заседаниях трибуналов.

В п.12 содержалось принципиально важное положение: «В своих решениях Революционные трибуналы свободны в выборе средств и мер борьбы с нарушителями революционного порядка».

В «Руководстве» содержался примерный перечень мер наказаний, применяемых революционными трибуналами: «денежный штраф, общественное порицание, лишение общественного доверия, принудительные общественные работы, лишение свободы, высылка за границу и т.п.» (п.12).

Исполкомы Советов должны были организовывать канцелярии трибуналов, командируя в них служащих судебных и других учреждений (п.13).

Содержание Революционных трибуналов относилось за счет государства. Размер вознаграждения и суточных определялся Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов (п.14).

В «Руководстве» содержалось примечание, которое давало известный простор и местному правотворчеству. В нем говорилось следующее: «Настоящие правила, изданные на основании п.8 Декрета о суде, рекомендуются для руководства местных Советов, которые самостоятельны в деле организации трибуналов в пределах декретов СНК».

Руководство сыграло большую роль в регулировании процесса создания Революционных трибуналов на местах и явилось определенной базой для создания последующих нормативных актов о Революционных трибуналах.

Руководство для устройства следственной комиссии

Вслед за «Руководством для устройства Революционных трибуналов» за подписью Стучка, без заглавия был опубликован в том же номере газеты «Известия» нормативный акт, который можно по аналогии с предшествующим документом назвать «Руководством для устройства следственной комиссии», содержащий 10 пунктов.

О следственных комиссиях говорилось немного в Декрете о суде №1.

В нем отмечалось, что для производства по делам, подсудным революционным трибуналом образуются особые следственные комиссии при тех же Советах и, что все ранее существовавшие следственные комиссии подлежали ликвидации с передачей дел во вновь организуемые следственные комиссии. Вот и все. Ни состав, ни порядок деятельности в Декрете не регламентировался.

Таким образом, издание НКЮ специального нормативного акта о следственных комиссиях имело большое значение для строительства этих комиссий на местах.

В документе повторялось положение Декрета о том, что для предварительного расследования дел, подведомственных трибуналам, Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов образуют следственные комиссии (п.1).

Эти комиссии могли образовывать отделения по роду расследуемых дел (п.2).

Следственная комиссия по каждому отделению должна была состоять не менее чем из 3 лиц, избранных Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов (п.3).

Провозглашался коллегиальный принцип деятельности следственной комиссии. Их постановления об обысках, выемках, арестах принимались коллегиально, но в случаях, не терпящих отлагательства, каждый член следственной комиссии мог единолично принимать эти меры, с последующим утверждением следственной комиссией (п.4).

Постановления и распоряжения следственной комиссии, согласно данному документу, должны были приводиться в исполнение Красной гвардией, милицией, войсками и прочими исполнительными органами (п.6).

Следственная комиссия могла поручать отдельные следственные действия и не членам комиссии (п.7).

В п.7 содержалось положение, предоставляющее определенные контрольные функции членам следственной комиссии: «Каждый член следственной комиссии вправе проверять правильность содержания под стражей и освобождать из-под стражи неправильно арестованных». Таким образом следственные комиссии наделялись некоторыми полномочиями органов прокуратуры.

Неправильные постановления следственной комиссии могли быть обжалованы в Революционном трибунале до передачи дела в Революционный трибунал (п.8).

Это ставило следственную комиссию в определенную зависимость от Революционного трибунала, который таким образом наделялся некоторыми контрольными функциями в отношении следственной комиссии.

При следственной комиссии создавались канцелярии под руководством секретаря. Содержание следственной комиссии относилось за счет государства. Размеры вознаграждения членов следственной комиссии и служащих определялись Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Какого-либо примечания, как в «Руководстве для устройства Революционных трибуналов», в этом акте не содержалось. Отсюда можно сделать вывод, что в отношении организации и деятельности следственной комиссии НКЮ не предоставлял такого простора для местного правотворчества, как в отношении Революционных трибуналов. Данный нормативный акт имел большое значение при создании последующих правовых актов.

Таким образом, с изданием этих нормативных актов об организации и деятельности Революционных трибуналов и следственных комиссий на местах получили довольно четкие указания по их строительству, что имело несомненно положительное значение.

В архивах НКЮ имеется типографски отпечатанный циркуляр НКЮ от 27.01.18 г. за № 3 совершенно идентичный как по названию, так и по содержанию, опубликованным нормативным актам НКЮ в газете «Известия» от 28.11.17 г.

Данный циркуляр шел за подписью временного заместителя Наркомюста П.Стучки. Следовательно, эта инструкция НКЮ считалась действующей, хотя как известно, тогда уже вышла инструкция революционным трибуналом от 19.12.17 г. Эти два документа не только не противоречили друг другу, более того, составители инструкции от 19.12.17 г. заимствовал часть положений из документов 28.11.17 г. О том, что нормативные акты, опубликованные в «Известиях» 28.11.17 г. были действующими, свидетельствует практика создания трибуналов на местах. В ряде местных архивов был обнаружен циркуляр НКЮ от 27.01.18 г. № 3.

Инструкция Московскому революционному трибуналу

Среди местных нормативных актов о Революционных трибуналах по своему содержанию и влиянию на последующие общегосударственные правовые акты о Революционных трибуналах выделяется «Инструкция Московскому революционному трибуналу», утвержденная сначала Президиумом Московского Совета 05.12.17 г., а затем постановлением пленарного заседания Московского Совета 15.12.17 г., в котором говорилось: «Впредь, до выработки общих судоустройства и судопроизводства Московский Революционный трибунал руководствуется следующей инструкцией», и далее идет текст инструкции. В этой инструкции впервые говорится о делах, подсудных Московскому революционному трибуналу. Этот пункт инструкции затем почти дословно вошел в Инструкцию НКЮ революционным трибуналом от 19.12.17 г.

Д.И.Курский, вспоминал в 1922 г., что первоначальный проект положения о Московском революционном трибунале «был набросан товарищем Покровским, который тогда непосредственно работал в Московском Совете и, как историк, был хорошо знаком с организацией трибуналов Великой французской революции»[5].

Впервые в Инструкции четко фиксируется положение о том, что Московский революционный трибунал определяет виновным меры наказания, «руководствуясь своим революционным правосознанием».

Это положение также затем было включено в Инструкцию НКЮ от 19.12.17 г. Далее в Инструкции Московскому революционному трибуналу излагались наказания, которые он мог применять: денежный штраф, лишение свободы, удаление из Москвы, объявление виновного врагом народа и лишение его политических прав, секвестр или конфискация имущества виновного. Это положение также было использовано составителями Инструкции НКЮ от 19.12.17 г.

Согласно инструкции Московский революционный трибунал избирался Московским Советом рабочих и солдатских депутатов в составе одного постоянного председателя, 2-х постоянных заместителей и 24 очередных заседателей (судей) на каждую сессию. Состав судебной коллегии по каждому делу образовывался из председателя или его заместителя и 6-ти судей, выбираемых по жребию из числа очередных судей сессии.

В специальном пункте (п.3) Инструкции говорилось: «Поводом к возбуждению дел служат сообщения судебных и административных местных и должностных лиц, общественных, профессиональных, партийных организаций и жалобы потерпевших». Этот пункт полностью вошел в Инструкцию НКЮ от 19.12.17 г. и лишь два последних слова были заменены словами: «и частных лиц» (п.3 д).

Несколько пунктов Инструкции Московскому революционному трибуналу, посвященных организации следственной комиссии, затем дословно вошли в Инструкцию от 19.12.17 г. Так для производства расследования по делам, подсудным революционным трибуналам «при Революционных трибуналах утверждается следственная комиссия в составе 6 лиц, выбираемых Московским Советом рабочих и солдатских депутатов». Это положение полностью вошло в Инструкцию от 19.12.17 г. (п.3 е), только, естественно, последние слова заменены словами: «избираемых Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». Здесь виден отход от Декрета о суде № 1, где говорилось, что следственные комиссии обрадуются при Советах, а в этом и в последующих нормативных актах - при Революционных трибуналах.

В Инструкции Московскому трибуналу следующим образом были определены права членов следственной комиссии:

«а) требовать к допросу всех граждан;

б) производить осмотр и выемку почтовой и телеграфной корреспонденции, а также книг, документов и переписку кредитных установлений по уполномочию в каждом отдельно случае следственной комиссии;

в) обращать требования о производстве отдельных следственных действий к местным судебным учреждениям».

Это положение также было использовано при формулировке п.3 к Инструкции от 19.12.17 г.

Инструкцией Московскому трибуналу были определены меры пресечения: арест, залог, поручительство.

IV. Процесс создания революционного трибунала в Москве

Процесс создания Революционного трибунала в Москве был довольно своеобразен.

Во-первых, 05.12.17 г. Президиум Московского Совета рабочих и солдатских депутатов принял постановление о введении с 08 по 20.12. в Москве и ее пригородах военного положения.[6] Согласно этому постановлению командующий войсками Московского военного округа впредь до открытия действий Московского революционного трибунала имел право учреждать временные Революционные трибуналы «для рассмотрения дел по нарушению ... статей военного положения”. Временный революционный трибунал мог приговаривать виновных “руководствуясь своим революционным правосознанием к следующим наказаниям:

1) денежному штрафу;

2) лишению свободы;

3) удалению из Москвы и ее пригородов;

4) секвестру или конфискации имущества”.

Это был по существу первый нормативный акт о наказаниях, налагаемых революционными трибуналами.

Во-вторых, в тот же день 05.12.17 г. Президиум Московского Совета принял еще одно постановление:

«В осуществление декрета СНК о создании народных трибуналов для борьбы против контрреволюционных сил и принятия мер ограждения от них революции и ее завоеваний, а равно для борьбы с хищничеством, спекуляцией, саботажем и мародерством промышленников, торговцев, служащих и других лиц, в Москве и ее пригородах учреждается Московский Революционных трибунал».

Это было решение Президиума Московского Совета рабочих и солдатских депутатов. 15.12.17. состоялось пленарное заседание Московского Совета рабочих и солдатских депутатов, которое по докладу Бермана «о революционном трибунале» постановило учредить Московский революционный трибунал, которым: «Впредь, до выработки общих правил судоустройства и судопроизводства» должен был руководствоваться специальной инструкцией. Председателем революционного трибунала был избран большевик Тамарин, заместителем - большевик Белоруссов.

Фракции левых эсеров было предложено избрать второго заместителя.

Была избрана «судебно-следственная комиссия при революционном трибунале», в составе большевиков: Карпетьянца, Бодрова, Чагодаева и Ратнера, левым эсерам было поручено наметить своих кандидатов.

О судебных заседателях вопрос решался следующим образом - районным Советам рабочих депутатов было предоставлено право наметить по 3 кандидата в качестве судебных заседателей революционного трибунала и представить их на утверждение пленарного заседания Совета рабочих и солдатских депутатов 19.12.17 г.

19.12.17 г. состоялось пленарное заседание Московского Совета рабочих и солдатских депутатов, которое по существу выбрало новый состав Московского революционного трибунала. Так председателем был избран Молсеев, а заместителем - Цевуевадзе и Белкин. Судебно-следственная комиссия была избрана в составе: Дыбина, Гулецкого, Бермана, Карапетяна и Бодрова.

Заседателями были утверждены 22 конкретных кандидата, представленных различными районами Москвы и 3 кандидата от 2-й Запасной автомобильной роты.

Московский революционный трибунал начал свою деятельность 21.12.17 г.

С этого времени и по 01.07.18 г. в трибунал поступило 2022 дела. Все дела, поступившие в трибунал по постановлению следственного комитета революционного трибунала, были распределены между ее отделами:

1) спекуляции - 453 дела

2) общим (отдел должностных преступлений) - 901 дело

3) политическим - 1321 дело

4) отделом особо важных дел - 132 дела.

Из всего количества дел 740 было передано на рассмотрение в народный суд и другие учреждения;

171 - приостановлено;

222 - прекращено;

295 - окончено и

594 - остались в производстве.

Д.И.Курский в статье «Народный суд»[7], приводя те же цифры, писал, что из поступивших в Московский революционный трибунал за время с 21.12.17 г. по 01.07.18 г. «окончательно решены в публичных заседаниях с обвинительными приговорами 76 дел следующих категорий:

о печати - 15;

контрреволюция - 4;

саботаж - 3;

преступления по должности - 21;

спекуляция -14;

взяточничество - 7;

обще уголовные - 12.

Таким образом, даже в Москве, где местный народный суд организован был уже к февралю, Революционных трибунал решал и обще уголовные дела.»

V. Процесс создания Революционных трибуналов на местах

Процесс создания Революционных трибуналов на местах в РСФСР в первые месяцы Советской власти был необычайно сложным. Отсутствие устойчивой связи мест с центром, плохая работа транспорта, несвоевременное поступление нормативных актов центра о Революционных трибуналах, острая классовая борьба в ряде районов РСФСР, слабость в ряде мест местных Советов, засилье в отдельных Советах правых эсеров и меньшевиков, острейшая нехватка кадров, отсутствие во многих случаях необходимых финансовых средств юстиции - все это осложняло и затрудняло работу по созданию Революционных трибуналов.

Следует отметить весьма характерную закономерность в строительстве советских судебных органов в первые месяцы Советской власти.

Процесс строительства Революционных трибуналов опережал процесс создания местных судов. Это свидетельствовало о том, что местные партийные и советские органы, трудящиеся массы основное внимание уделяли созданию судебных органов защиты революции от выступлений свергнутых эксплуататорских классов. Этому способствовало и наличие общереспубликанских нормативных актов о Революционных трибуналах.

Из этой закономерности вытекала следующая закономерность. В результате отсутствия в первое время на большей части территории РСФСР общих местных судебных органов местные Революционные трибуналы вынуждены были разбирать все обще уголовные дела и даже подчас гражданские дела, таким образом Революционные трибуналы осуществляли правосудие в первое время, до создания местных народных судов, на большей территории РСФСР.

Закономерностью процесса создания Революционных трибуналов на местах являлось широкое местное правотворчество. Оно объяснялось активностью широких масс трудящихся, вовлеченных в общественную деятельность социалистической революцией, а также несвоевременным поступлением нормативных актов из центра, их неполнотой, отсутствием четкого размежевания компетенции центральных и местных органов РСФСР. Лишь в Конституции РСФСР, принятой 10.07.1918 г. этот вопрос получил разрешение. Статья 49 Конституции РСФСР отнесла к ведению Всероссийского съезда Советов и ВЦИК вопросы судоустройства и судопроизводства.

Вместе с тем необходимо подчеркнуть решающую роль общереспубликанского законодательства в процессе создания Революционных трибуналов на местах.

Создание Революционных трибуналов проходило в условиях массового саботажа прежних юристов. Революционные трибуналы формировались из рабочих, крестьян, солдат, ставшей на сторону революции части интеллигенции, которые в основном не имели юридического образования, но были беззаветно преданы революции.

За период с ноября 1917 года по май 1918-го вся территория РСФСР покрылась сетью Революционных трибуналов. Они были созданы почти во всех областных и губернских городах, почти во всех уездах и даже ряде волостей РСФСР.

С созданием в основном на местах местных народных судов, в ряде губерний и областей окружных народных судов с обострением классовой борьбы в стране, с усложнением международной обстановки, встала задача освободить Революционные трибуналы от решения основной массы уголовных дел, сократить их количество, сосредоточить их усилия на борьбе с контрреволюционными и наиболее опасными уголовными преступлениями. Это стало возможным к началу мая 18 года, и Декрет СНК от 4.05.18 г. «О Революционных трибуналах» решил эту задачу. С изданием этого декрета развитие Революционных трибуналов на местах вступило в новую полосу своего развития.

VI. Декрет «О Революционных трибуналах»

Весной 1918 г. классовая борьба в стране резко обострилась. Необходимо было реорганизовать Революционные трибуналы, чтобы в новых условиях обеспечить судебное подавление активировавшейся контрреволюции. К тому же во многих губерниях и областях РСФСР к этому времени были созданы местные народные суды, и поэтому сокращение сети Революционных трибуналов было бы безболезненным для осуществления правосудия в республике. Одной из причин реорганизации Революционных трибуналов было осуществление задачи удешевления Советского государственного аппарата, кроме этого - нехватка кадров, так как небольшое количество трибуналов было легче обеспечить нужными работниками.

Проект декрета о Революционных трибуналах был разработан НКЮ и одобрен его коллегией. 30.03.18 г. НКЮ внес законопроект на утверждение СНК.

С этого времени активное участие в работе над проектом принял Ленин. В этом проекте наряду с нужными и важными положениями, которые затем вошли в текст Декрета «О Революционных трибуналах» от 04.05.18 г., были и положения, которые в тех условиях были неприемлемы, в частности предложение создать должность Советского трибуна на местах и в центре с довольно широкими правами в отношении Революционных трибуналов и следственных комиссий.

Ознакомившись с проектом, Ленин 30.03.18 г. направил членам НКЮ записку, копию председателю ЦИК: «Декрет о советских трибуналах, по моему мнению, совершенно направлен и подлежит коренной переделке». Ленин требовал «... создания действительно революционного, скорого и беспощадно строгого к контрреволюционерам, хулиганам, лодырям и дезорганизаторам суда».

СНК принял предложение Ленина о коренной переработки проекта декрета о Революционных трибуналах. НКЮ оперативно отреагировал на решение СНК от 30.03.18 г. и уже 31.03.18 г. коллегия НКЮ обсуждала этот вопрос.

02.04.18 г. СНК направил в НКЮ подготовленное Лениным постановление СНК от 30.03.18 г., поручив НКЮ переработать проект декрета в направлении «... сосредоточения центра тяжести не на мелких изменениях созданных с октября 1917 г. учреждений, а на практических результатах по созданию судов, действительно скорых и действительно революционно-беспощадных к контрреволюционерам, взяточникам, дезорганизаторам, нарушителям дисциплины.»

На первом Всероссийском съезде областных и губернских комиссаров юстиции 24.04.18 г. также рассматривался вопрос о Революционных трибуналах.

С учетом замечаний Ленина НКЮ переработал проект декрета о Революционных трибуналах, внес его в СНК. Коллегия НКЮ одобрила переработанный проект декрета 17.04.18 г.


Информация о работе «Процесс становления системы революционных трибуналов РСФСР»
Раздел: Право, юриспруденция
Количество знаков с пробелами: 56022
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

Похожие работы

Скачать
52486
0
0

... в суде первой инстанции, положение районного (городского) народного суда как основного звена судебной системы, относительная простота судебной системы, осуществление Верховным Судом СССР – высшим судебным органом советского государства – надзора за деятельностью судов. Судебная система СССР была сконструирована так, что все её звенья соединялись в одно единое целое. Все суды были организованы в ...

Скачать
52792
0
0

... хотя справедливости ради надо отметить, что в самом Наркомюсте РСФСР эти веяния не приветствовались. В основе преобразований советской судебной системы в 20-е годы лежал прежде всего экономический фактор (НЭП), который потребовал усиления всей законодательной деятельности, создания новых институтов, нуждавшихся в правовом регулировании. Судебная реформа 1922 года явилась, безусловно, позитивным ...

Скачать
33094
0
0

... чрезвычайными правами по ведению процесса. Однако это было право, а не обязанность трибунала. В обычных условиях процесс в трибуналах проходил на общих принципах судебного процесса, характерного для всей судебной системы. Чрезвычайные процессуальные нормы способствовали оперативности в деятельности трибуналов. В месте с тем следует подчеркнуть, что эти чрезвычайные нормы процесса существенно ...

Скачать
73171
0
0

... , что решающую роль в процессе создания новых судебных органов на местах играли общереспубликанские нормативные акты.   VI. Институт судебной власти на современном этапе К сожалению, все еще традиционно слабым местом остается в России судебная власть. Прокламированные Конституцией принципы судоустройства и судопроизводства реализуются с трудом. И в данном случае ощущается противодействие и ...

0 комментариев


Наверх