Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


1.2 Ритуальная коммуникация

Как уже видно из понятия, не каждая деятельность может стать ритуалом. А.В. Олянич утверждает, что для ритуализации событие должно пройти некий алгоритм развития, в котором А.В. Олянич выделяет восемь пунктов. Наиболее важными нам представляются пять из этого списка [Олянич, 2003]:

· событие, претендующее на роль ритуала, должно быть необходимостью для человека;

· чтобы спровоцировать цикличность, оценка события должна содержать только положительные эмоции;

· в силу позитивности события человек предвкушает его снова, так происходит прогнозирование, а затем и мотивация наступления события;

· социум с течением времени закрепляет событие как нормированное, а значит, оно переходит в разряд регулярных и освоенных;

· в заключительной части происходит формализация процесса.

«Таким образом, в результате процесса ритуализации событийный континуум приобретает разнообразные формы, в рамках которых протекает коммуникативная деятельность человека. Такая деятельность именуется ритуальной коммуникацией» [Олянич, 2003].

Андрей Владимирович Олянич в своей статье «Драматургия ритуальной коммуникации» утверждает, что такого рода коммуникация часто характеризуется театральностью. Под её влиянием проходят многие мероприятия, где аудитория является неотъемлемым элементом перфоманса, от которой ожидается традиционный репертуар реагирования. Ритуальная коммуникация имеет место быть только в том случае, если все коммуниканты говорят на одном понятном и доступном языке, а также имеют общий социальный опыт.

Кстати, такого же мнения придерживаются Алла Черных, Ирина Ерофеева и Георгий Почепцов. Алла Ивановна в отношении ритуальной коммуникации употребляет термин «карнавализация», введенный М.М.Бахтиным, «который является создателем, таким образом понимаемой идеи ритуала как соединения высокого и низкого, т.е. сакрального и профанного – мифа и развлечения. Ирина Викторовна также говорит о том, что ритуал не проводит четкой грани между священным и непристойным, а карнавалы, как и религиозные ритуалы, позволяют человеку радикально нарушить течение жизни и испытать экстаз. Георгий Георгиевич утверждает, что ритуалы всегда сопровождаются перфомансом, содержат элементы театральности. Для доказательства в своей работе он приводит в пример Ричарда Шехнера и его схему четырех возможных перфомансных трансформаций театральности в ритуал и обратно.

Для того, чтобы ритуальная коммуникация реализовалась, обязателен алгоритм действий, которому будут подчиняться процессы коммуникации. Самая важная задача, поставленная перед коммуникантами, - намерение сделать такой контакт постоянным и традиционным.

Процесс реализации [Олянич, 2003]:

1. Для начала необходимо определить формат общения: сюда входит последовательность действий, репертуар и свод правил, согласно которым представители коммуникации будут выстраивать общение.

2. Обязательно должен быть произведен отбор знаков и символов для обозначения ритуальной коммуникации.

3. Формируется сценарий ритуальной коммуникации с обязательным включением следующих этапов: определение списка участников; определение места и времени; определение функций и ролей участников ситуации; определение и закрепление признаков и характеристик за участниками; определение задач ритуальной коммуникации; прогнозирование результата; прогнозирование в случае неуспешной коммуникации; обеспечение повторяемости действия в будущем.

4. «Осуществляется структурация ритуального поведения (драматизация)» [Олянич, 2003].

Обрамление временными и пространственными границами, определение участников и наделение их обязанностями, выстраивание модели поведения и сверка действий всех сторон коммуникации, - все это включено в драматургию ритуального действия. Именно так создается основа для обмена действиями в процессе ритуальной коммуникации.

Если Андрей Владимирович Олянич говорит о том, что ритуальная коммуникация знаменует собой начальный обмен информацией, идентифицирует участников, сигнализирует приязненность общения, от которого участники должны получать удовольствие, то Виталий Третьяков выдвигает немного другую концепцию. В своей работе «Ритуальное общение: правила игры в жизнь» автор, как и Андрей Владимирович утверждает, что в таком общении от участников требуется знание правил игры, т.е. выполнения определенного порядка действий и ряда параметров, соблюдение своей ритуальной роли. На примерах дня рождения и защиты диссертации Виталий Третьяков пытается доказать, что главное в ритуальном общении – подкрепление связи с группой и своих установок. Но при этом чертами такого общения Виталий Петрович называет ненаправленность, неинформативность, бессодержательность и малую вовлечннность партнеров, воспринимаемых в такой коммуникации как необходимый атрибут, который легко можно заменить, что в целом противоречит тезисам, выдвинутым А.В. Олянич.

Виталий Третьяков согласен с Аллой Черных в том, что такой стиль общения предполагает преувеличенное внимание к форме общения, но утверждает, что ритуальная коммуникация почти всегда является свидетельством психологического неблагополучия. Такое предположение можно назвать неоднозначным, неоправданным и входящим в разногласие с точками зрения других исследователей и дальнейшей апробации.

Усмонов Р.А. и Романова Е.Г. наоборот считают, что целевое назначение коммуникативных действий обусловливает их применение для планирования той или иной формы воздействия на собеседника, так как любой акт коммуникации представляет собой речевое действие ради воздействия говорящего на слушающего [Романова, 1999]. То есть ритуальная коммуникация априори не может быть нецеленаправленной и бессодержательной.


Информация о работе «Ритуальные компоненты медиа как составляющие медиавируса»
Раздел: Маркетинг
Количество знаков с пробелами: 122086
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 8

0 комментариев


Наверх