Войти на сайт

или
Регистрация

Навигация


Отрасли поставляющие гражданские товары и услуги для феде­рального правительства и различных неправительственных органов

Россия в мировой экономике
Федеративное устройство России Человеческие ресурсы Представители народов, не имеющих собственных государств и проживающих в основном в дальнем зарубежье (цыгане и др.) Развивающиеся страны "приобретут" более 500 млн. человек сельского на­селения Производственный, научно-технический потенциал Уровень участия России в мировой экономике Г. – без Чечни Общая характеристика политики занятости Характерные черты прошлого развития Самый низкий абсолютный и относительный уровень производительности труда был в советской топливной промышленности Структурные изменения в экономике США Структурные сдвиги в нематериальном производстве Особенности НИОКР США Отрасли поставляющие гражданские товары и услуги для феде­рального правительства и различных неправительственных органов Внешнеэкономические связи Германии и России Особенности экономического развития Важнейшие промышленные и финансовые центры Японии, крупнейшие корпорации Из этих банков стоят в первой десятке крупнейших неамериканских банков мира, занимают 6-ое (Дайити-Канге) и 10-е (Фудзи гинко) места Региональные группы новых индустриальных стран Новые индустриальные страны Азии Новые индустриальные страны Латинской Америки Арабские «новые индустриальные страны» Новые индустриальные страны Латинской Америки Арабские «новые индустриальные страны» Новые индустриальные страны в системе международного разделения труда
458839
знаков
60
таблиц
1
изображение

1. Отрасли поставляющие гражданские товары и услуги для феде­рального правительства и различных неправительственных органов

2.     Отрасли поставляющие военную , аэрокосмическую и ядерную тех­нику федеральному правительству для военных целей, в рамках этого сектора выполняются основные правительственные программы НИОКР.

Табл._ иллюстрирует распределение расходов между двумя этими секторами. Легко заметить, что вплоть до 1980 г. доля затрат на гражданские НИОКР неуклонно возрастала за счет сокращения военных расходов. С 1980 г. наблюдаются обратные тенденции, продолжавшиеся вплоть до 1986 г. За­тем, после трехлетней стабилизации (1986-1988 гг.) доля затрат на военные НИОКР снова начала снижаться.

Таблица_.

Распределение расходов на НИОКР между гражданскими и военным секторами экономики14.

В процентах от всех расходов на НИОКР
Военный сектор Гражданский сектор
Годы Общие Оборона Космос Общие Негосударственные Государ­ственные
1965 54 37 21 46 35 11
1970 44 33 10 58 43 13
1975 35 27 7 66 49 17
1980 29 24 5 71 53 17
1985 33 30 3 67 54 11
1990 34 30 3 66 54 12
1993 32 27 4 68 56 12
1995 30 25 5 70 57 13
1996 30 25 5 70 57 13

На протяжении последних 19 лет доля затрат на военные НИОКР колеблется в пределах от 30 до 34% (рис.).

Рис_. Распределение расходов на НИОКР между гражданскими и военными секторами экономики15.

Огромное значение государственного рынка НИОКР в США как неотъемлемой части общегосударственного рынка товаров и услуг, масштабы эко­номических операций, осуществляемых на нем, так же как и объем реализуе­мых товаров и услуг, наглядно показывают следующие цифры из общего объема расходов США на НИОКР в 2,4-2,6% от ВНП, т.е. ежегодно 150-160 млрд. долл., на долю государственного рынка приходится 43-47% (рис._).

Рис._ Распределение затрат на НИОКР по различным секторам экономики16.

В сфере НИОКР США занято 79% научного и инженерно-технического персонала, или 4,7 млн. человек (рис._).

Рис._ Распределение научного и инженерно-технического персонала в США17.

США занимает лидирующее положение по масштабу и объему заказов государства в области науки и техники.

Под объемом рынка принято считать тот объем финансовых средств, которые на нем реализуются. Затраты США на НИОКР превышают расходы на эти цели Японии, Англии, Франции и Германии, вместе взятых.

Особое место среди рычагов воздействия государственной машины на американскую экономику, науку, технику и НТП занимает федеральный бюджет. От его величины непосредственно зависит объем заказов казны на товары, услуги и разработку новой техники и технологии и программ НИ­ОКР, который правительство США может ежегодно провести через Феде­ральную контрактную систему. Постоянный рост объема заказов на НИОКР, финансируемых из бюджета, показан на рис._.

Рис._ Государственное бюджетное финансирование НИОКР в США18.

Совокупные расходы США по федеральному бюджету в 1995 г. соста­вили 1,4 трлн. долл., из них 408 млрд. приходилось на государственные закуп­ки товаров и услуг, где 305,4 млрд. долл. – военные расходы, а 62 млрд. долл. – расходы федерального правительства на НИОКР Общие же расходы на НИОКР составили в 1995 г. 34 млрд. долл. (включая частный сектор), или 2,6% ВНП, а военные расходы – 6% ВНП. В 1996г доля военных затрат в ВВП бы­ла сокращена до 5%.

Государственный рынок НИОКР США – один из главных инструментов реализации государственной научно-технической политики.

Рис._ Доля государственного рынка НИОКР в общих расходах США на НИОКР19.

Государственный рынок НИОКР в США представляет собой сложный многоуровневый механизм, с помощью которого государство реализует ог­ромные объемы финансовых средств, обеспечивает разработку и. внедрение новой техники и технологии, проведение фундаментальных исследований и крупномасштабных научно-исследовательских программ. Этот механизм в целом обеспечивает проведение научно-технической политики американского государства.

Страны Западной Европы.

Тема 3.

Западная Европа занимает особое место в мировом хозяйстве. На ее долю приходится 28% совокупного ВВП и 7% населения мира1. Она не представляет «сверхдержаву» в экономическом и стратегическом отношении. Западная Европа включает 25 стран, которые отличаются друг от друга размерами территории, численностью населения, природными ресурсами, экономическим и научно-техническим потенциалом.

Страны Западной Европы принадлежат к группе экономически развитых стран с однотипной экономикой. Характеризуются достаточно высоким уровнем экономического развития, занимая по величине ВВП на душу населения 2-44 места среди стран мира. По уровню экономического развития, характеру структуры экономики, масштабам экономической деятельности западноевропейские страны делятся на четыре крупные высокоразвитые в промышленном отношении страны:

–     Германию

–     Францию

–     Италию

–     Великобританию.

Они сосредотачивают 50% населения и 70% валового внутреннего продукта. Эти державы во многом определяют общие тенденции хозяйственного и социально-политического развития всего региона.

Остальные государства относятся к мало промышленно развитым странам. Особое место, занимаемое малыми странами в регионе и мире, определяется высоким уровнем специализации на производстве технически сложной, высококачественной продукции.

Малые страны сильно отличаются по величине ВВП2. В первую группу можно отнести:

–     Испанию

–     Нидерланды

–     Швецию

–     Бельгию

–     Швейцарию.

Они уступают крупным державам региона в 4-5 раз и на их долю приходится 20,1% ВВП. Во вторую группу входят:

–     Австрия

–     Дания

–     Норвегия

–     Греция

–     Финляндия.

Их значение в западноевропейском хозяйстве относительно невелико – около 8,1% ВВП. Третья группа стран включает:

–     Португалию

–     Ирландию

–     Люксембург

–     Исландию

–     Кипр

–     Мальту.

Доля этих стран незначительна – около 2% ВВП Западной Европы, но по отдельным видам производства они играют заметную роль. Отдельную группу составляют «карликовые государства»:

–     Монако

–     Сан-Марино

–     Андорра

–     Лихтенштейн.

Страны достаточно сильно отличаются друг от друга по уровню экономического развития. Например, в Ирландии, Греции, Португалии, Испании национальный доход на душу населения не превышает 60% от среднего показателя для всех стран ЕС3. Не менее значительны различия в структуре хозяйства. В Италии, Греции, Португалии достаточно высокий удельный вес сельского хозяйства. В карликовых государствах доминирует сфера услуг.

1.     Экономически развитые страны.

1.1.  Германия.

1.1.1. Объединение Германии: причины и последствия.

3 октября 399О г. произошло объединение Германии, ставшее переломным моментом в истории страны: капиталистическая ФРГ и социалистическая ГДР решили встать на путь экономического, политического, социального, духовного единения. Однако этот процесс оказался славней, чем могли себе представить в эйфории объединения немцы. Около 6 лет потребовалось Германии, чтобы справиться с тяжелыми экономическими последствиями, чтобы утвердить себя в статусе единой Германии.

Многие видные политические деятели рассматривали проблему единства Германии в тесной связи с преодолением раскола Европы, с упрочением безопасности на континенте. Они не считали государственное объединение главной и непосредственной задачей дня: «Единство зависит от того, что все немцы хотят быть свободными и смогут быть свободными».4 Это могло быть достигнуто лишь на пути общеевропейского сотрудничества и политики разрядки.

Дальнейшее развитие событий подтвердило правильность такого подхода. Объединение Германии из мечты всех немцев стало политической реальностью для всех европейцев прежде всего в результате перестройки в нашей стране и нового политического мышления, давших мощный импульс позитивным процессам в мировой и европейской политике, положивших конец «холодной войне» и от крывших широкие перспективы преодоления конфронтации, нарастания разрядочных тенденций развития многостороннего сотрудничества в Европе. А совершившееся объединение Германии вызвало немало новых проблем, существенно изменив европейский политический ландшафт. В германском вопросе различали два аспекта: один поднимался немцами – это стремление к свободе и безопасности для всей немецкой нации. Второй – держали в уме политические элиты в странах-соседях Германии, а именно потребность надежно контролировать превосходящий германский потенциал. В самом центре Европы возникла мощная держава. Великан – теперь уже не только в экономическом, но и в политическом плане. Как к этому отнестись? Многие политические деятели считали что если эта Германия будет демократической, остальная Европа сможет спать спокойно. А демократические преобразования за минувшие годы прочно укоренились в ФРГ. Куда большую озабоченность в этом смысле вызывала ГДР, где активизировались националистические элементы. Германию ненужно было бы сажать под замок нейтрализма, так как это как раз и способствовало бы активизации и националистических настроений, давало бы повод для выступления против «нового Версаля». Да и подвергать такого рода дискриминации великую нацию было бы неумно. Многие лидера призывали помнить о том, что ФРГ – составная часть Европейского Союза, членами которого также являются демократические страны. Такого демократического «фона» в самой Германии и вокруг нее никогда не было: принципиально новая обстановка с принципиально новым обоснованием и реализацией интересов каждой страны.

Примерно с середины 60-х годов все очевиднее стали выявлять­ся преимущества ФРГ перед ГДР. В ФРГ довольно быстрыми темпами росли реальные доходы трудящихся, совершенствовалась система социальных выплат из госбюджета и частнопредпринимательских прибылей, расширялось участие лиц наемного труда в совладении акционерным капиталом и т.п., что в совокупности создавало весьма убедительную картину превосходства ФРГ над ГДР в области социально-экономического положения населения.

Герметически изолировать жителей ГДР от возможности сравни­вать свою житейскую ситуацию с западногерманской руководителям ГДР не удалось, поскольку информация проникала через западно­германское телевидение и личные впечатления граждан ГДР, выез­жавших с краткосрочными визитами на Запад. Социальная обеспе­ченность основной массы населения ГДР сравнительно с Западной Германией идентифицировалась с «достижениями навязанного строя», а более высокий уровень жизни отождествлялся с существующим общественным строем в ФРГ.

Крайне сложную задачу представляли собой экономические и социальные проблемы адаптации ФРГ и ГДР: речь ведь шла о двух частях Германии, резко отличающихся хозяйственной структурой. В ФРГ прошла крайне своевременная реорганизация отраслевой структуры народного хозяйства. В ГДР, напротив, консервировалась традиционная индустриальная структура. Реализация структурной политики в ФРГ потребовала огромных капитальных затрат, что поставило аналогичные задачи и перед ГДР.

Большинство промышленных предприятий восточной части Германии о технической и технологической точек зрения были мало пригод­ны для производства продукции, конкурентоспособной на запад­ных рынках.

Организация структуры народного хозяйства м переоснащение индустриального аппарата ГДР предполагали огромные инвести­ционные расхода, непосильные для финансовых ресурсов страны. Это ставило западногерманскую сторону перед необходимостью своеобразного «плана Маршалла», то есть санаций ГДР за счет ФРГ. Проблематичны, по мнению многих политических деятелей, и в то же время перспектива расширения рынка сбыта для ФРГ. В области потребтоваров эти возможности упирались в относитель­но невысокий уровень покупательной способности населения ГДР. Проблема повышения уровня реальной заработной платы в этой части Германии была еще слишком остра.

Экономические аспекты объединения.

18 мая был подписан Государственный и договор о созда­нии валютного, экономического и социального союза между ФРГ и ГДР. Этот договор предусматривал, в частности, немедленное введение западногерманской марки в качестве единой валюты на территории обоих немецких государств. В соответствии с догово­ром перевод в западногерманские марки заработной платы пенсий, пособий, квартирной платы, арендной платы, а также личных сбережений граждан ГДР должно было быть осуществлено по льгот­ному курсу 1:1. Ответственность за валютно-финансовую политику предусматривалось передать федеральному банку, распространив его компетенцию на территорию ГДР. Образование валютно-экономического союза между двумя государствами сопровождалось про­ведением глубокой экономической реформа в ГДР. Осуществлялась радикальная реформа ценообразовании предусматривающая отказ от необоснованных субсидий.

Серьезной реформе была подвергнута кредитная система; было сделано все, чтобы хоть как то приблизить к существовавшим в ФРГ нормам и такие ключевые элементы хозяйственного механизма как налоговое законодательство, социальное и пенсионное обеспечение.

Предстояла большая работа по созданию экономических и юридических основ для развития свободного предпринимательства: введение частной собственности, денационализация государственных предприятий.

Многие руководители, анализируя возможный эффект создания валютного, экономического и социального союза между ФРГ и ГДР, различали краткосрочные и более отдаленные следствия этого процесса.

При всем многообразии оценок краткосрочных последствий объединения Германии, можно выделить два основных пути, вокруг которых развернулась широкая дискуссия, сторонники первого были убеждены, что создана упомянутого ранее союза станет для ГДР своего рода «новым экономическим чудом» и быстро принесет ее гражданам ощутимые блага. По мнению большинства представителей правящей коалиции ФРГ, валютный союз стал бы «самым рентабельным вложением» ФРГ. Образование такого союза, как они полагали, будет способствовать заметному оживлению деловой активности в обеих частях Германии, ускорению их экономического роста, повышению благосостояния населения.

Представители другого умеренного направления, признавая необходимость создания союза ФРГ-ГДР, в то же время указывали на высокие экономические и социальные издержки, сопряженные с этим шагом.

Одним из факторов, который по их мнению, вряд ли позволит быстро м безобидно осуществить интеграцию двух хозяйственных систем, являлся неблагоприятный экономический «багаж», с которым ГДР подошла к объединению. В последние годы в республике заметно снизились темпы экономического роста. Объем производства в промышленности уменьшился даже в абсолютном выражении (в I квартале 1993 г. на 2100 из 3440 предприятий промышленных было зарегистрировано падение объемов выпускаемой продукции). Заметно ухудшилось положение сельского хозяйства. В запущенном состоянии находилась инфраструктура страж. Крайне неблагоприятной била экологическая обстановка (ГДР – одно из немногих государств мира, где бурый уголь, оказывает крайне неблагоприятное, негативное влияние на состояние окружающей среда, покрывал свыше 70% всех энергетических потребностей. Лишь 3% озер в ГДР имели воду, пригодную для питья. Треть всех рек биологически мертвы. Загрязнение воздуха в городах в 50 раз превышало установленные в республике нормы. В отдельных областях свыше 90% детей страдало заболеваниями дыхательных путей). Производственный потенциал ГДР свыше 1/2 которого составляло устаревшее оборудование, оценивался в 12-13% от западногерманского. При этом лишь около 10 % имеющихся мощностей были в состоянии выпускать продукцию, конкурентоспособную на внешнем рынке. Производительность труда| в республике примерно в 2 раза, а реальная заработная плата в 2,5-3 раза были ниже, чем в Западной Германии. Лишь треть предприятий в республике были рентабельны, остальные – попросту убыточна. Задолженность этих предприятий Госбанку составляла свыше 200 млрд., марок; дефицит госбюджета ГДР достигал 120 млрд. марок, а внешняя задолженность – 35 млрд. марок.

Воспользовавшись открытой границей между ФРГ и ГДР, Западным Берлином и Берлином в первые месяцы года, когда произошло объединение, уши на Запад свыше 500 тысяч жителей ГДР, в основном высококвалифицированные специалисты. В резуль­тате оттока квалифицированной рабочей силы в ФРГ, нарушения кооперационных и других хозяйственных связей, 17 крупнейших комбинатов тяжелой промышленности были на грани банкротства, не выдавали заработной платы своим работникам.

В результате наплыва покупателей из ФРГ скупавших дешевые субсидируемые товара (до 10% от главной массы) за марки ГДР, полученные не спекулятивному курсу, резко ухудшилась ситуация на рынке потребительских товаров.

Объединение Германии было процессом тяжелым, так как происходила ломка устоявшихся взглядов, мнений, традиций, укоренившихся позиций, привычного образа жизни.

При этом наибольшие испытания, по видимости, выпали на долю граждан ГДР, в первую очередь низкооплачиваемых слоев населения и лиц с фиксированными доходами (пенсионеров, студентов и т.д.) В тяжелом положения оказались многие служащие, которым в связи с переходом на рельса рыночной экономики пришлось переквалифицироваться. Многие предприятия не успев переориентироваться на «новый лад», разорились, а в ближайшие 2-3 года за воротами предприятий оказалось от 1.5 до 4 млн. человек. Вызванное этим разочарование широких слоев населения ГДР, привело к новой волне эмигрантов, на Запад.

Создание единой Германии оказало серьезное воздействие и на экономику ФРГ. В первую очередь речь шла об изыскании колоссальных средств, необходимых для финансового обеспечения процесса воссоединения.

По предположениям политических деятелей, больших расходов потребовали бы мероприятия, связанные с распространением в ГДР западногерманских нормативов соцобеспечения. Лишь выплаты пособий по безработице составили ежегодно 30-35 млрд. марок. Повышение заработной платы 9 млн. рабочих и служащих должно было обойтись еще в 160-170 млрд. марок в год. Финансовые органы объединенной Германии должна были также взять на себя бремя обслуживания внешнего долга ГДР, процентные платежи по которому в год объединения достигли 7 млрд. марок. Западные эксперты высказывали обоснованные опасения ж сомнения по поводу готовности федерального правительства взять на себя все расходы по объединению Германии. Несмотря на предпринимаемые меры экономии, как утверждали специалисты, необходимость крупных дополнительных ассигнований, связанных с германским объединением в первые годы, по-видимому, ощутимо ухудшит состояние федерального бюджета, вызовет рост его дефицита. и нужно, по их мнению, также ожидать резкого сокращения положительного сальдо платежного баланса единого немецкого государства и как следствие падение курса марки по отношению к другим валютам.

Эксперты считали, что на первых порах объединение Германии приведет и к росту инфляции (денежные накопления населения ГДР составляли примерно 180 млрд. восточных марок). При пере­воде их в западногерманские по установленному курсу объем денежной массы в обращении увеличится, по имеющимся оценкам, на 10%. Это, в свою очередь, окажет воздействие на общий уровень цен, инфляционный прирост которых в течение ближайших лет может возрасти на 2-3 процентных пункта.

Экономисты и политики обоих немецких государств считали, что по мере продвижения по пути межгерманского экономического объединения будет ускоряться процесс технического перевооружения восточногерманской промышленности, вывода ее на мировые стандарты качества, укрепление ее конкурентных позиций. Обе стороны были уверены в том, что постепенно будут выравниваться условия труда и жизни в обеих частях Германии, преодолеваться региональ­ные диспропорции.

Среди общественных деятелей высказывалось такое мнение, что в перспективе процессы германского воссоединения приведут к образованию новой экономической сверхдержавы, занимающей 3 место в мире по размерам ВНП и первое по объему экспорта. По словам журнала «Ньюсулик», к обеим прежним сверхдержавам, сгибающимся под тяжестью военных расходов, на политической вершине присоединятся мощные в экономическом отношении гиганты – Япония и Германия, одна из которых подминает Тихоокеанский регион, другая – Центральную Европу. Начальные негативные эффекты «срастания» двух различных хозяйственных структур в единое целое будут постепенно сводиться на нет, создавая условия для динамичного экономического роста и укрепления позиций Германии в мировой экономике. Выход единой Германии на доминирующие роли в европейской политике и экономике приведет очевидно к нарушению послевоенного баланса сил в Европе, внесет качественно новые моменты в весь комплекс отношений на этом континенте.

Объединение произошло 6 с лишним лет назад. Однако послед­ствия этого сложнейшего процесса ощущают жители единой Германии и по сей день. Прогнозы видных ученых, политических деятелей лишь теоретически «подготовили» граждан ГДР и ФРГ к тем трудностям, которые встанут на пути к реальному объединению. Однако на мой взгляд, ни один политик, ни один общественный деятель не мог предсказать состояние человека, на чьих глазах рушилось то, что он создавал годами, когда одним махом сводятся на нет его взгляды, убеждения, образ жизни.

На сегодняшний день Германия член «Большой семерки», член ЕС; одна из крупнейших в экономическом и политическом плане держав мира. Страна, известная высоким уровнем жизни, высококвалифицированной рабочей силой.

Германии практически удалось пройти через все трудности и проблемы, возникшие в ходе объединения двух частей одной страны. Но даже сейчас последствия дают о себе знать.

Мерило, в сопоставлении с которым сегодня можно говорить о кризисном развитии событий в Германии – это нормальная ситуация прежней федеративной Республики. Это была страна, не имевшая собственного суверенитета в самом широком смысле слова. Одна из самых процветающих наций мира, после Америки и Японии. Следствием было то, что прежней Федеративной Респуб­лике приходилось заботиться только о внутренней политике. На базе с каждым годом возраставшего уровня жизни и постоянно­го совершенствования системы социального обеспечения эта страна могла посвятить себя достижению целей освобождения человека в либеральном и гуманном смысле. В остальном Федеративная Республика была примерной демократией: во всем мире, пожалуй, не было страны, где демократические правила игры так образцово соблюдались, как здесь. Тогда это был своего рода райский уголок по сравнению с остальным миром. И в свете явившейся почти естественным следствием такого положения деполитизации сознания немцев следует понимать, что эта старая Федеративная Республика уже не верила больше в воссоединение. Даже те, кто говорил о шансах на объединение в исторической перспективе, сами в него не верили. И то, что история, без подготовки и неожиданно, почти молниеносно поставила на повестку дня воссоединение Германии, оказалось колос­сальным шоком.

С самого качала потрясение носило противоречивый характер: с одной стороны было элементарное ощущение счастья, объединившее людей в обеих частях Германии. Это чувство держалось до тех пор, пока не вернулась суровая повседневность и не стало вдруг ясно, что интеграция новых земель представляет собой беспрецедентный случай в истории. Никто не имел ни малейшего понятия, как заменять систему централизованно управляемой экономики на свободную социальную рыночную систему. Верилось, что предстоящее расходы можно будет усилий финансировать за счет прироста совокупного общественного продукта. И, разумеется, под объединением подразумевалась интеграция новых федеральных земель в прежнюю ФРГ.

Однако общие представления, основанные на господствовавшей среди немцев политической картине мира, вскоре проявили свою полную несостоятельность, нереальность, стало очевидно, что объединение означает колоссальный перелом в истории Германии. Старая история подошла к концу, а какова будет новая – никому не известно. Немцам пришлось признать две вещи:

1. Воссоединение - это еще не единство. Наоборот, степень внутреннего отчуждения людей в обеих частях Германии даже сильнее, чем была физическая разделенность в то время, когда еще существовала стена.

2. Расчеты на то, что восстановление новых федеральных земель можно было финансировать едва ощутимыми для населения старых земель затратами, оказались гигантской иллюзией. По серьезным оценкам федеративная Республика на протяжении 10-15 лет должна была вкладывать в восточные земли в среднем от 150 до 180 млрд. марок в год, чтобы предотвратить крах и хотя бы приступить к восстановлению и реконсолидации этой части Германия. Цель заключалась в выравнивания условий жизни людей в обеих частях страны. На решение этой задачи, возможно, потребуются десятилетий.

Безусловно, ухе сейчас большему числу людей - несмотря на миллионную безработицу, живется лучше, чем раньше. Граждане старых федеральных земель практически финансируют удовлетворение повседневных потребностей и поддержание жизненного уровня людей в новых землях... Еще долго не сможет быть никакого внутреннего единства Германии, если не будет возможности апеллировать к национальному созна­нию, то есть к сознанию взаимной национальной принадлежности.

Когда страна, которая должна становиться одним целым, вместо этого все более распадается, – это вполне можно назвать кризисом. Но здесь речь идет о кризисе, не разражающемся, как гром среди ясного неба, а в значительной степени имеющем свои глубинные причины и основа в прежнем развитии федеративной Республики.

Обзор экономического положения ФРГ в 1993-1994 гг. можно начать фразой: «Кризис, который все предсказывали и ждали, наконец, наступил».5 Достигнув наивысшей точки подъема, во многом обусловленного вхождением новых земель в народно-хозяйственный комплекс ФРГ, западногерманская экономика стала вползать в фазу спада.

Наряду с фундаментальными факторами наступлению кризиса способствовала также неблагоприятная конъюнктура на важнейших рынках сбыта товаров и услуг ФРГ: ухудшение как качествен­ной, так и ценовой конкурентоспособности национальных товаров вследствие завышенной стоимости марки и резкого роста издержек, прежде всего на оплату рабочей силы.

Основные показатели оказались хуже по сравнению с ожидаемыми. Темпы роста совокупного ВВП Германии в целом составили лишь 2%. «Выше ожидаемых были темпы инфляции – индекс различных цен достиг 4,7%. Выше прогнозной отметки выросла безработица (1,8-2 млн. в ФРГ; 1,2-3 млн. в ГДР)6.

Для Западной и Восточной Германии были по-прежнему харак­терны несовпадающие направления развития экономических процес­сов. В Западной Германии началось падение ВВП, обусловленное негативными процессами в промышленности. Наоборот, в Восточных землях ВВП в течение года постепенно возрастал, чему способствовала благоприятная конъюнктура в стройиндустрии и сфере услуг.

В старых землях после значительного прироста в 1992-1993 гг. (7,7 и 5,5%) потребительский спрос практически не увеличивал­ся. Это в основном было обусловлено более низкими темпами роста доходов и увеличением различных налогов и сборов. В новых федеральных землях личное потребление продолжало оставаться на довольно высоком уровне, по-прежнему поддер­живаемое значительными переводами средств из западной Германии. В отличие от двух предыдущих лет, когда основная часть доходов шла на удовлетворение «потребительского голода», в бывшей ГДР начал набирать силу процесс накопления. Доля личных сбережений в 1993-1994 гг. увеличилась в этой части страны до 14% (7,7 в 1992 г.)

В Западной Германии начала постепенно снижаться инвестици­онная активность. Инвестиции в машины и оборудование стали утрачивать роль фактора, поддерживающего конъюнктуру.

В Восточной Германии в отличие от старых федеральных земель в 1994 г. сохранились высокие темпы прироста инвестиций в маши­ны и оборудование (22-23%). Динамично росли капиталовложения в сферу строительства, прежде всего, в таких отраслях, как транспорт, связь, охрана окружающей среде, Наряду с по-прежнему высокой долей государственных капиталовложений в совокуп­ных инвестициях резко возросла доля частных компаний, включая филиалы иностранных фирм в ФРГ.

Динамика внешнеэкономических потоков западной Германии в 1992 г. во многом определялась повышением реального курса марки и неблагоприятной конъюнктурой в западных странах. Вывоз товаров возрос незначительно, а экспорт услуг даже сократился.

В Восточной Германии в 1994 г. происходило дальнейшее паде­ние товарного экспорта. Основная причина – потеря рынков в стра­нах Восточной Европы, а также недостаточная конкурентоспособ­ность восточногерманских товаров.

Одной из особенностей этого кризиса стало антициклическое воздействие на него конъюнктуры в строительной промышленности. Основой такого воздействия являлось жилищное строительство. В то же время промышленное строительство в 1994 г. в основном развивалось за счет портфеля заказов 1993 года.

Культурная проблема объединения.

История ГДР как государства, хоть и закончилась с ее вступлением в ФРГ, находит все же свое продолжение в относи­тельно самостоятельном развитии социально-культурного макрорегиона в составе единой Германии. Никто не предполагает, что куль­турные и духовные различия между немцами сменятся замкнутой самодовлеющей региональной общностью, но и просто «сближение людей.., возможно, займет жизнь целого поколения».

Несомненно, что люди между Одером и Рейном – это в своем большинстве немцы; вместе с том по мере того, как проект германского единства принимал все более четкие очертания, вое больше обращали на себя внимание ментальные и культурные различия и несоответствия их жизненных миров. Они проявляют­ся во многом: в отношении к работе; вещам, времени и т.д.; в том, как западные и восточные немцы оценивают себя и друг друга.

Культурные и ментальные различия между западными и восточ­ными немцами питаются тремя источниками. Во-первых, за 40 лет самостоятельной государственности накоп­лен разный политический, духовный и культурный опыт. Для восточных немцев важными, хотя отнюдь не единственными его символами были Берлинская стена, государство-опекун, «внутренняя эмиграция», уравнительное общество дефицита. Во-вторых, разделенность немецкого народа на два государства стала социальной разделенностью, превратившей ГДР в страну, «маленьких людей». Соответствующие форма жизни и ценностные представления накладывали свой отпечаток на будни ГДР и в значительной мере служили скрепляющими социокуаьтурными эле­ментами.

В-третьих, в отличие от западных немцев, восточные стали действующими лицами и жертвами двойного краха - своего госу­дарства и своей общественной системы. В германское единство они вступили как политически «поляризованная частичная нация» с определенными психологическими столкновениями и большими надеждами.

В социологии, публицистике на уровне обыденного сознания высказываются противоположные мнения относительно масштабов общности или различий и несоответствий между жизненными и ценностными мирами, поведенческими стереотипами и стратеги­ями после 40 лет различной государственности. Преобладающими объявляются то общность, то различия, причем со ссылкой на одни и те же данные.

Восточные немца обычно считаются «более немецкими» и более консервативными немцами, не затронутыми вообще или затронутыми лить весьма относительно происшедшей в Западной Европе сменой ценностей. Однако то духовное «приданое», с которым они вступили в единую Германию, оценивается сейчас по-разному: как выражение задержки развития, которое бесследно исчезнет, когда Восток Германии приобщится к современным качествам Запада; как заряд взрывчатки, угроза существующему в старых федеральных землях гражданскому обществу; как ступень развития в принципе одной и той же ментальной конституции немецкого народа... Наконец, не одинаково видится то, насколько стабильны и живучи характерные особенности восточных немцев, которые отличает их от западных, и каковы возможности их воспроизвод­ства и заключенные в них опасности. Поэтому вопрос о свойствах, контурах и «перспективах восточно- или западногерманской ментальности и идентичности не столько имеет ностальгический смысл или основу»7 сколько касается конфликтного потенциала, заложенного в германском единстве.

Международные аспекты объединения.

В разные года много писалась об американо-европейских отношениях и немецкой внешней политике, проблеме нераспростра­нения ядерного оружия ж региональных конфликтах, о военной стратегии Н1ТО и взаимоотношениях между Западом и Востоком. Образование единой Германии предстает по мнению многих ученых реализацией стратегических установок двух государств – ФРГ и США. Достижение немецкого единства последовательно оставалось целью внешней политики официального Бонна.

Правящие круги ФРГ в срочном порядке занялись разработкой программ, которая устранила бы у соседних государств опасения относительно преобладания мощи - политической, экономической и военной – Германии после объединения, обеспечила сохранение страж в западных структурах, исключила бы какие-либо ограни­чения немецкого суверенитета. В ее рамках следовало также предложить механизм международного урегулирования оставшихся открытыми после второй мировой войны вопросов, избежав созыва мировой конференции. Политики утверждали, что объединение должно было сопровождаться активизацией западноевропейской интеграционной политики, создание общеевропейских структур сотрудничества и т.д.

Сравнивая нынешнее объединение Германии с аналогичным процессом, осуществленным в 1871 г. Бисмарком «железом и кровью», ученые справедливо отмечают мирный характер принци­пиальной ревизии политической карты Европы в наши дни.

Энергичные действия Бонна во имя объединения страны на западных условиях, без жертв и уступок востоку можно было предсказать заранее, ибо они полностью соответствовали долго­срочным падевым установкам федеративной Республики и ее политической практике.

Иначе обстояло дело с оценкой стратегии ОНА в отношении немецкого объединения. Отдельные специалисты в нашей стране и за рубежом полагали, что появление новой сверхдержавы про­тиворечило интересам Вашингтона, который не мог не тормозить процесс объединения и в конечном итоге принял его как малоприятную новость. Многие специалисты показывали, какую роль отводила американская администрация объединению Германии в своей глобальной стратегии, и как она реализовывала ее в канун 90-х годов.

Увидев в конце октября-ноября 1989 года возможность «наконец-то внедрить американские ценности в Европе и успешно завершить борьбу против нашего экспансионизма и гегемонии Москвы в Цен­тральной и Восточной Европе послевоенного времени», США содей­ствовали возрождению единой Германии, вписав его в процесс создания «объединенной и свободной Европы».

В числе международных вопросов, подлежавших урегулированию в процессе объединения, был военно-политический статус Германии, границы и права четырех держав-победительниц в минувшей войне. Первый из них обрел огромную важность для всех участников дискуссий. Запад настаивал на том, чтобы единая Германия оста­валась членом Североатлантического союза. В процессе перегово­ров шел поиск условий, при которых наша страна сочла бы для себя приемлемым вывод своих войск (вооруженных сил) с террито­рии ГДР и передвижение далеко на восток линии разграничения с войсками НАТО. Предусматривался также, вывод до конца 1994г. российских войск о территории бывшей ГДР. после чего восточные земли в части, касающейся размещения немецких вооруженных сил, не будут отличаться от других земель. ФРГ.

Объединение сопровождалось провозглашением полного сувере­нитета Германии и прекращением прав четырех держав, однако западные участники договоренностей исходили из того, что вооруженные силы США, Великобритании и Франции будут оставать­ся в Берлине и ФРТ. Многих мучил вопрос: какой будет внешняя политика Германии, как отразиться на ней возросшая немецкая мощь. Руководители признавали, что объединение «создало страну, уже не являющуюся в соответствии с общепринятыми критериями членом группы «средних» государств, – типа Великобритании, Франции, Италии, – к которым федеративная республика до сих пор принадлежала»8. Так стала ли она сверхдержавой - в Европе, в мире?

Во внешнеполитических приоритетах Германии на первый план поставлена ее европейская политика, анализируя которую, многие ученые пришли к выводу: объединение привело к дальнейшему развитию западноевропейского интеграционного процесса; в новых условиях подошла к концу «щадящая суверенитет фаза мягкой интеграции Сообщества»,9 когда государства, стремившиеся сдерживать и контролировать объединенную Германию, должны были сами отказаться от собственной самостоятельности; центром тяжести немецкой политики должно стать дальнейшее развитие процесса СБСЕ, особенно в обстановке кризисного развития в бывших соцстранах; и т.д. Распад СССР, появление на политичес­кой карте мира группы независимых государств, возникших на его территории и нередко соперничающих между собой, породили труд­ную, непредсказуемую международную ситуацию, с учетом которой Бонн корректировал бы свой курс на мировой арене. Облик германо-российских отношений, их место в европейских делах прежде всего зависят от стабилизации экономики нашей страны.

Исследования ученых, политиков, экономистов, занимавшихся международными аспектами объединения Германии, в очередной раз напомнили, что успеха достигает государство, не только ясно сознающее свои стратегические цели, но и последовательно, энергично добивающееся их осуществления.


Информация о работе «Россия в мировой экономике»
Раздел: Экономическая теория
Количество знаков с пробелами: 458839
Количество таблиц: 60
Количество изображений: 1

Похожие работы

Скачать
48724
0
0

... на деформированную структуру материального производства, гипертрофия тяжелой индустрии сочетается с неразвитостью сельского хозяйства, легкой и пищевой промышленности. Основной проблемой, возникающей при интеграции России в мировую экономику, следует считать зависимость страны от сырьевых рынков. Усиление зависимости от внешних факторов при интеграции в мировое хозяйство – тенденция абсолютно ...

Скачать
82494
5
0

... зон требует наличия культурных и исторических центров, бальнеологических курортов, привлекательных для туризма ландшафтов, развитой инфраструктуры. 2. Роль финансов в создании и функционировании свободных экономических зон. 2.1. Свободные экономические зоны, как препятствие на пути сохранения экономической целостности государства. На всероссийской конференции «Роль ...

Скачать
53742
13
1

... исследований конкурентоспособности России зарубежными организациями, то можно отметить целый ряд следующих позитивных моментов. 1. Прежде всего, что конкурентоспособность России постепенно повышается. Например, в 2000 г. Россия выдвинулась в число наиболее динамичных и успешно развивающихся экономик, заняв ведущие места в соответствующих международных рейтингах: 7 место по темпам роста ВВП и ...

Скачать
20692
2
2

... (1/5 мировой добычи), алюминия, платины, электроэнергии, чёрных металлов, древесины, но очень мало производит машин и оборудования. Только 0,3% мирового объёма наукоёмкой продукции приходится на Россию. Как уже было сказано, во внешней торговле преобладает сырьё и полуфабрикаты, т.е. товары с низкой добавленной стоимостью. На международных рынках высокотехнологичных товаров место России заметно ...

0 комментариев


Наверх